воскресенье, 22 ноября 2015 г.

Крылатое Сердце



      Волновалась Горная тундра. Она жила оседло на лазурных хребтах подножия льдистой твердыни Хан-Бургута. Ещё снег не сошёл с горных вершин, а холодный воздух весеннего утра таял на ее губах, как тоненькая, прозрачная льдинка, сверкая блёстками плывущая по талой воде. Длина светового дня увеличивалась, Горная тундра ощущала солнечный восход в груди, но в небе еще летели тучи. Дивные тучи, освещённые Солнцем, подобно небесным крыльям, охватили всё небо и Горную тундру.
      - Отдохнем, посидим, - сказали тучи. - Горная тундра прими нас.
      - Садитесь на цветущие склоны гор, я сделаю вас кочующими птицами, - сказала и встрепенулась Горная Тундра.
      Обрадовались бывшие тучи, отчуждаясь от прошлой жизни, счастливые поддались милому притяжению, в сияющих алмазных брызгах слетели на Горную тундру и превратились в кочующих птиц. Воодушевленные чудесным краем, громко пели красивые песни, крыльями трепетали. Тундру начало пригревать вечно ускользающее Солнышко.
      - Солнце, когда прилетают кочующие птицы, мое сердце глухо стучит в груди и всегда летит наугад? А, твое сияющее сердце спит долгим сном и боится проснуться? – спросила Горная тундра.
      У Горной тундры было крылатое сердце. Крылья его не вмещались в груди. Как сновидение оно высоко умело летать. Горная тундра опустила свое вздрагивающее Сердце вольно летать с Кочующими Птицами, песням учиться.
      - Не бойся! Смело лети! К свободе стремись себя не жалея! – нежно шептало крылатому сердцу тепло выдыхая сияющее сердце бьющееся в груди Солнца.
      Ожившая Горная тундра цвела обрадовано, золотым блеском багульника. Соцветия белых звездочек покрыли склоны гор, как бы душистым снегом. Каждый день крылатое сердце летало ведомое кочующими птицами под скользящими косыми лучами сияющего сердца. Высоко в темном небе звенел захлебывающийся от радости птичий крик. Он возникал где-то под Солнцем и, удаляясь, замирал в заоблачной Горной тундре. Вереница любопытных кочующих птиц, всё выше и выше поднималась в недостижимые Светоносные Небеса.
      - Крылатое сердце, пронзая все миры окрест, когда вернешься назад скажи? – тоскующее шептала Горная тундра с блестками дождинок в ресницах.
      Вместе парили в полёте свободы. Их звали переливающиеся светом картины, и они превращались в безбрежные крылья света. Содрогнулось пылающее сердце у блестящего Солнца, раскололось, касаясь улетающими лучами, острые вершины гор. Вздрогнула в темноте от переживаний Горная тундра и стала ждать Солнце, кочующих птиц и крылатое сердце.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

пятница, 20 ноября 2015 г.

Пляска Солнца



      В день летнего солнцестояния, вертеж солнечных отблесков в теплом Небесном потоке усилился.
      - Скажи мне, милое Солнце, отчего Свет с Небесной высоты ласковый? Я нахожусь около тебя и мне так тепло, светло и хорошо? А где ты, белое, яркое, пламенеющее Солнце? Ожидание позади? – спросила горная тундра.
      Солнце выглянуло из-за туч и осветило все вокруг. Огненный свет залил румянцем всю горную тундру. Плакала от счастья горная тундра, одетая в изумительное красное платье, сотканное из цветов Жарков. Цветы Горной Тундры совсем не отбрасывали теней.
      Солнце влюбилось в цветы Жарки, а робкие Жарки не зная, куда деваться, заливались оранжевой краской, розовели от смущения и не могли сказать воздушные и прекрасные слова любви Солнцу.
      Завороженная озаряющим светом горная тундра смотрела на парящее безмятежно Солнце сквозь лепестки цветков Жарков, что бы оно не очень сильно слепило глаза. Диск Солнца терял свои очертания, и от него отделялось другое Солнце, оно пекло и медленно двигалось в ритме блаженства в окружении вихрей и плавных линий солнечных лучиков.
      Солнце начинало пляску безудержной страсти по имени Счастье. Кружение, поворот, взгляд, тайный вздох, ломкое дыханье превращались в чувство. Радость нежно-розовый светом искрилась, плескалась, и лилась на горную тундру, капризно расплавляя границы.
      Знойное Солнце, снегов на вершинах гор не касаясь, приглашало на танец Жарки. Солнечные лучи, обнимая нежно, ласкали Цветы. Они от Солнца в ударе, краснея, отвечали ему вниманием. Солнцу показалось мало этого, и оно, подсвечивая густо-желтым лучом своей любви, слегка вскружило голову красно-оранжевым Жаркам.
      Цветки от радости не выдержали и чуть в истоме, покраснели как яркий огонь. Солнышко светило чудесным ласковым взглядом на цветки. Под нежным светом любви, изнемогали в озорном румянце, солнечные лепестки! Весь день нежило, лелеяло, играло и забавлялось Солнце с Жарками увлекая за собой. Жарки в радостном ритме, изо всех сил стремились к Солнцу. Воодушевленные Жарки горели пламенем и поворачивались в сторону пляски палящего Солнца, балуясь, следовали за ним страстной гурьбой.
      - Солнце, почему освещая души, ты бликами живешь и пляшешь в Цветах?- с любопытством спрашивала горная тундра.
      - Солнышко любит и холит пылкость Жарков, потому что они похожи на маленькое Солнце,- сказало Солнце. - Солнце всегда будет над твоей головой.
      Весь день плясала Душа Солнца, лелеяло лепестки забавляясь с Жарками, и огненные шарики были наполнены огромным счастьем внутри.
      - Это прощальный взгляд, Солнце? Ты исчезаешь с первою звездой?- спросила горная тундра. - Возвращайся, мы еще попляшем светозарный танец с тобой?

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

четверг, 19 ноября 2015 г.

Звездистый Дождь



      Среди ясного дня Солнце, растекаясь, светило свысока в зените. Жара, мление, истома, жажда и томление сжигало Тайгу Солнечным пожаром. Тайга у неба просила послать ей заблудившийся Дождь. Загадочный Дождь любви забавы ради, начался внезапно из клочка седьмого облачка. В слепом полёте Дождь нежился в струях лучистого Солнечного тепла и света. Сверкающий Дождь, плакал в рваных небесах, скучая по прошлому, на солнечных качелях потягивался, прыгал и разбивался о Таежные скалы. Капли рвали тишину Тайги. Слышала Таежная душа плачь Дождя. Чувствуя тепло слез случайного дождя.
      Звездистый Дождь, сплетением алмазных струй несмело падал при свете Солнца. Брызги его сверкали маленькими звездами и яркими каплями нежности. Ликующие лучезарные капельки, пронизанные лучами, потрясающе красиво сверкали и сияли. Блестели ярко капельки и чувствовали себя маленькими Солнцами.
      - Не печалься Тайга, я с тобой, - шептал безрассудный Дождь.
      - Ласковый Дождик. Почему же ты плачешь, все хорошо? - спросила волнуясь Тайга у Дождя.
      - Это просто слезинки от счастья, - шептал чуткий Дождь.
      - Можно влюбляться. Мне приятно слышать твой шепот, - отзывалась Тайга.
      - Капли Дождя нас умиляют, - сказало смущенное Солнце.
      - Кругом по Небу пройдешь, все изведаешь и вернешься? Я не смогу без тебя, никогда! - сказала Тайга.
      Струйки капель странного Дождя, сливались с Солнечными лучами. Веселилось Солнце просвечивая лохмотья тучи, как сон закрывало Дождю глаза. Дождь видел мечтами и хвалил Тайгу. Забавляясь, Солнце, слепило глаза Тайге, она чувствовала сердцем Дождь. Солнце светлой любовью окрашивало мир. Тайга, насквозь ощущала мелкие дождинки, осязала нежные объятия и ласковое касание на щеках, ловила ждущими губами перемешанные со слезами капельки. Замирали и слушали стук капель и глухи звуки сердец, сотрясающие души. Сердца Тайги и Дождя бились, как одно в груди. В эти мгновения Тайгу не видел Дождь. Разгоняя приятную скуку Солнце, Тайга и Дождь ласково и нежно шалили искрами мерцающих капель.
      - Мы говорим, даже без слов, - тихо сказала Тайга, лицо, искрометному Дождю подставив. - Растворяюсь без остатка в каплях слепого случая.
      Прозревающий Дождь, плескаясь с Солнцем, равнодушно и медленно уплывал на чужбину. После Дождя мимо убегали в душе Тайги пролитые слёзы Неба косыми каплями пылающей Любви.
      - До свиданья Звездистый Дождь, а точнее возвращайся желанный, если сможешь, поскорей, - шептала любящая Тайга.
      Утирала охлажденные слезы, Тайга, улыбаясь влажными губами, медленно возвращалась в себя.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

понедельник, 16 ноября 2015 г.

Неженка Утро



      Медленно потягиваясь, просыпалось Неженка Утро с первым Лучиком Солнышка.
      - Неженка Утро, ты еще видишь волшебные сны! Просыпайся, соня, открывай свои синие глазки. Пора вставать лежебока, - с нежностью произнес ласковый Лучик Солнышка.
      - Я немножко устала. Хотелось полежать и сладко мечтать, - призналось Неженка Утро и от грез порозовело.
      - Вы, Неженка Утро не чувствуете приближение Зари? - повторил чуть громче Лучик Солнышка. - Заря горит красноватым цветом.
      - Просплю алую пылающую Чарующую Зарю? - слегка испугалось Неженка Утро. — Как же это так? Я должна принести всем хорошее настроение.
      После пробуждения Неженка Утро, появилось на свет свежее и бодрое, мягко сливаясь с дыханьем Небес, лучами разливалось по Тайге. Оно творило на удивление полезные и изящные чудеса, чтобы в Тайге было много воздуха и света. Неженка Утро летело по Тайге от одной горы к другой горе, от реки к другой речке, как будто растворяясь в очень красивой дымке. От нее веяло волшебством.
      - Здравствуй, обворожительная тайга! Здравствуйте, очаровательные горы! Встречайте красоту с открытой душой, я – Неженка Утро, и я вас люблю! - призналось сияющая золотом Неженка Утро.
      Неженка Утро купалось в капельках росы, с удовольствием дышало свежестью Тумана, и открывало душистые лепестки венчиков цветков багульника.
      - Просыпайтесь, дивная тайга золотая и чудесные синее горы! Открывайте сердца и великолепные виды перевалы, я – Солнечное утро, и я вас люблю и несу ясный солнечный день! – улыбаясь, сказала одухотворенно утро и искрясь белизной растворилось в свете неземной красоты.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

воскресенье, 15 ноября 2015 г.

Танцующая Снежинка



      Маленькая Танцующая Снежинка была самой маленькой из всех сестричек колючих снежинок и жила на огромной синей туче. Танцующая Снежинка часто грустила и мечтала вырасти, стать прозрачной льдинкой. Она с любовью нанизывала на себя белые кристаллики.

      Она любила танцевать и смотреть вниз, когда облако проплывало над Тайгой. Робкой Снежинке стало очень любопытно, захотелось спуститься и посмотреть на эту сверкающую красоту, где можно парить и танцевать беззаботно. И Снежинка прыгнула и полетела в танце вниз к ледяным коронам гор. Спускаясь всё ниже в каменном хаосе ледниковых пространств, она смотрела и сравнивала их с разлитой краской небес. Вдруг ее подхватил очень холодный Ледниковый ветер, толщей воздуха стекая вниз, и увлек за собой Танцующую Снежинку.

      Цветущий Ледник лежал на вершинных поверхностях гор хребта Хан-Бургут и горного узла. Цветущий Ледник был очень прозрачный и пористый, а на его поверхности находились остроконечные льды, достигающие длины в высоту нескольких метров и напоминали коленопреклонённые розово - серые фигуры Созерцателей полуденного снегопада.

      - Ты, какая красивая прелестная танцорша, - сказал Цветущий Ледник хранитель холода.

      - Спасибо, - ответила Танцующая Снежинка.

      Дружба с Ледником началась неожиданно. Цветущий Ледник любовался искрящейся белизной кристалликов. Такой же одинокий Цветущий Ледник был рад встрече, на нем жили только розовые снежные водоросли на тающих льдинках Созерцателей. Цветущий Ледник очень услаждался видом белоснежной весело Танцующей Снежинки.

      - Сердцу моему прелестная Танцующая Снежинка, удостоила своим запоздалым посещением и доставила наслаждение. Сегодня, хороший зимний день, именины снега, моя холодная душа трепещет, - лепетал Цветущий Ледник.

      Новое знакомство и новые приключения давали Танцующей Снежинке прилив сил и эмоций. Танцующая Снежинка кружилась и вращалась в заснеженном платье белом, словно от счастья опьяневшая в прекрасном сне.

      Заворожённый дивными танцами, Цветущий Ледник привязался к очаровательной танцовщице. Они разговаривали о погоде и временах года. А искрящееся от успеха Танцующая Снежинка невесомой пушинкой все кружила и кружила. Она ещё никогда не танцевала так красиво, как сегодня! Снежинка чувственно танцевала метелицу, постепенно обрастая кристалликами розового льда.

      - Спасибо моя милая. Спасибо что ты рядом. Как важно знать, что тебе рады и что кому-то очень нужен! – говорил комплименты Цветущий Ледник.

      Цветущий Ледник сводил ее с ума, хвалил и одобрял. Ясная, светлая странно Танцующая Снежинка покраснела. В восторге Цветущий Ледник мечтал закружиться в танце с Танцующей Снежинкой и сдвинулся на подгорных трещинах, отделяющих от неподвижных масс снега и льда на склонах гор Тайги. Один край Цветущего Ледника обрывался очень круто, Танцующая Снежинка грустно вздрогнула и заскользила в царство тишины и торжественного безмолвия Тайги.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

пятница, 6 ноября 2015 г.

Небесный кочевник



      Таежник находился на пике горы в условиях плохой погоды. Вершину горы затягивало мглой горного тумана. Солнце, источник света находилось за спиной таежника. Он смотрел вниз с вершины хребта сквозь туман на Тайгу. Тень от таежника падала на туман и проходила сквозь него. Сумрачно принимала причудливые угловатые очертания призрака Небесного Кочевника и мглой делала Тайгу невидимой.
      На облаке вокруг тени Небесного Кочевника расходились цветные кольца света. Внутри светилось голубовато - серое кольцо, снаружи – красного цвета, далее цвета последующих ободков плавно переходили друг в друга через множество промежуточных радужных оттенков. Сквозь серую пелену, радужные кольца сверкали и лучились. Цветное свечение, окружающее собственную тень таежника, толковалось, как его приближённость к призрачному бродяге.
      Эффект с горным призраком на поверхности тумана в направлении, противоположном Солнцу, казался очень большой объемной картиной. Из-за движения туманного слоя марево небесного бродяги совершенно неожиданно шевелилось, совершая колебания имитирующие движения по тропе, в ужасе заставляя содрогнуться сердце таежника. Подобно рассказам стариков, чередой проходили в памяти прекрасные и грустные образы о видениях. Старые таежники говорили, что призрачный бродяга покидает вершины гор и приходит к таежникам, чтобы показать перед их глазами нереальные миражи счастья и небесный мост между мирами Земли и Неба.
      - Я давно слышал, что ждет невероятное путешествие при встрече с Небесным Кочевником. Смогу ли я вернуться в Тайгу? - подумал таежник с чувством манящей свободы.
      Не нужно было широко открыть глаза и рассматривать туман. Свет сам струился навстречу таежнику, и он чувствовал ореол романтики и дух приключений. Он стоял где-то в вышине бездонного мира бескрайней надежды. Над ним от радости и счастья светило Солнце, а под ним в тумане плыла Тайга. Лился сплав золота и серебра на дальнем конце серых теней, напоминала, будто во сне, что он и сумрак давно знакомы.
      - А разве бывает плохо кочевать по всей широте небесной? – манил его Небесный Кочевник.
      - А что если мне заглянуть за бесконечное марево? Что там заботы исчезнут? Не будет желаний? – спросил таежник.
      Вокруг спустился сумрак, и таежник пошел навстречу радужным кольцам и оказался в черно-белом мире. Он кружил в куполе одних только белых и черных гор и поступков.
      - Может быть, за огорчениями улыбнётся удача, в этой бесконечной кочевке за счастьем. Как бы ни спутать кочевые горные тропы, и падая в небесное марево несбывшихся надежд, - подумал таежник.
      - Главное помнить, что был ты или не был, - отвечало сердце таежника.
      В мире туманов и марева растаяли первозданные краски. Появились белые сны. В чёрно-белой жизни серых теней мысли приходили черно-белые. Черным по белому рассвет сменял закат. Чёрно-белая Тайга и черный холод стелился в белой душе. Мысли Солнечного света перестали поступать вдруг в голову и сердце, и озарять внезапно лучами своим.       - Чего же вообще я хочу? – думал заблудившийся кочевник.
      - Что ты творишь? Тайна мира в невыразимости загадки. Очнись! – предупреждало Солнце. – Душа кочевника в тропе. Жизнь кочует своим чередом, по суетному кругу свершая наполнение мыслей.
      Таежник не выдержал наваждения и без оглядки вернулся из тумана в реальный мир. Черно-белая Тайга и мысли стали цветными.


      Русин Сергей

      Моя Тофалария

четверг, 5 ноября 2015 г.

Два Солнца



      В зимние дни поднималась бирюзовые Таежные Птицы на одну из горных вершин Тайги. Вокруг высились заснеженные пики, сверкающие в лучах ослепляющего томного солнца. Далекие скалы казались аквамариновыми. Неожиданно подул холодный ветер, небо быстро закрылось облаками, пошел мелкий снег. Пелена тумана, надвинувшаяся незаметно, закрыла Солнце.
      В морозном воздухе, насыщенном ледяными кристалликами и снежинками просматривался светлеющий круг. Ледяные кристаллики, опускаясь и поднимаясь в потоках воздуха, то подобно зеркалу отражали преломляющие падающие на них Солнечные лучи. В этой оптической игре и появлялись на небе картина со вторым Солнцем, где один светлый и второй слегка окрашенный в радужные тона круг, опоясывающий светила.
      От снега, льда и метели на потемневшем небе просвечивались, одно настоящее, а рядом с ним, не то во сне или в другой плоскости, его двойник в виде большого светлого круга. Бессильны стали лучи светил. Два Солнца в обрывках снега остывали, сгорали и тлели. Холод и темнота окутывали Тайгу. Мир Тайги превратился в камни и лед, а огня и света в нем не было. Солнце-огонь не зажигалось и оставило Тайгу в сумерках. Не цвели цветы и не пели птицы, сливаясь с болью и тоской безысходной разлуки, в забвении жестокой зимы, в испуге, что тьма останется в сердцах. На хлопьях неба остались одни осколки далеких звезд. Свет звезд мерцал во мраке дней и отражался на льдах и сверкающем снеге Тайги.
      В холодном мраке бескрайних миров, среди слепых огней, каменеющей снаружи, границы времени стирая, летели к звездам смелые Таежные Птицы. Языки пламени звезд палили кончики их крыльев, и перья окрашивались в черный цвет. Ласково Таежные Птицы брали с каждой Звезды по частице огня и дымящимися крыльями в последнем взлете летели к первому Солнцу, искру прикрепляя к искорке, разжигая большой огонь светила. Перья, обжигая в полете, устремляясь все выше и выше небесного свода, от звезды, до звезды собирая частицы огня с неподвижных звезд для Солнца.
      Долетели Таежные Птицы и до края света, где звезды были ниже всего над горами Тайги, и увидели второй остывающий круг Солнца. Для второго Солнца собирали огарки падающих с неба звезд.
      Таежное небо окрасилось перламутровым цветом, как пламя красным светило первое Солнце. Солнце ярко блистало в золотом свете сияющей славы своих лучей. Его лучи проникали всюду. В Тайге стало светло и тепло. Как прозрачный лед отражало свет второе Солнце. Второе Солнце уже не светило так тепло и ярко, как первое, но давало удивительный холодный блеск освещающий небо в ночи.
      - Пусть над Тайгой Саян всегда будет два Солнца, - сполна почувствовали тепло и с улыбкой запели Таежные Птицы и отблески льда и огня появились в их счастливых глазах.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

среда, 4 ноября 2015 г.

Ловец Молний



      Над снеговыми кручами холодных вершин, торжественно летал Орел, среди Грома и Молний. Взмывая к небесам, смелый Орел ловил молнию с желтым хвостом. Он старался в любви ей признаться. Орел ловко схватил и крепко держал, жаром вылепленное, озаренное тело в нежных когтях. Как Солнце подымал среди высот, огонь летучий. Пьянел орел от счастья и небосвод колючий раздвигал. Мелькали вспышки Молний чаще в глазах Орлиных, красным ободком озарялись и резали знамением. Блистали вспышки, заливая пламенем небо. Слышались глухие раскаты грома. Светлела темная Тайга. Твердел пронзительный огонь и золотые нити задыхались в объятиях Орла. Но Молния, блеснув огнем, разящая разлитым пламенем, ударила раскалённою стрелой сквозь когти. Молния играла тонкой вспышкой. Играла нежданною игрою, блеснула, огонь метнула, прорезав на мгновенье тьму, и сердце птице. Играла со счастьем в прятки, от вспышки до грома мгновения сокращая. Закутавшись в разлуку, кровью молния обагрилась и с неудержимой быстротой скользнула без оглядки, в позолоту гор. Залитый лавою Орел горел звездой, мерцал в осколках искр. Трещали, рвались в клочья перья. Орлиный вопль был горячее пламени. Орел не взмахивал надломленным крылом, а сердце птицы превратилось в Солнце. Медленно падал он в серый мрак. Камни вздрогнули и поседели. Воздух стал тяжелее. Звезды прижались к бледной Луне.
      Тайга нашла опьяненную борьбой птицу на камне, закрытым кровавым покрывалом грозовых туч. Орел не мог шевельнуть обгоревшими перьями из-за страшной боли.
      - Мне известны травы, которые исцелят ожоги черного пламени на светлой душе. Не бойся, я тебе помогу, - ласково сказала Тайга.
      Гордый Орел понял Тайги и позволил себя лечить. Как только Орел почувствовал, что может летать, его взгляд, вновь заблестел.
      - В твоем сердце яркие вспышки добра - они осветят тропы, ведущие к счастью, - сказал Орел.
      - С чистым сердцем можно везде кочевать счастливо, - подумала Тайга.
      Тайга сделала шаг, но тропе, и его провожали, ленточки на камнях, бриллиант луны и орел, поднимающийся в небо, как молния во тьму.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

вторник, 3 ноября 2015 г.

Свадьба Солнца и Луны



      Однажды решила молодая Луна вить себе гнездышко на небе. Собрала мерцающее звездочки, выбрала место и начала строить. Но звездочки шумели, вращались, рассыпались и гнездышко не получилось. Луна огорчилась и расплакалась. В это время Солнце взглянуло на небо и на миг ослепило утихшие звезды огненными лучами и увидело плачущую Луну.
      - Почему ты плачешь? – спросило Солнце.
      - Я плачу потому, что нет у меня нарядного платья. Хотела я гнездышко уютное построить. Но ничего у меня не вышло, – жалостливо ответила, очаровательная Луна.
      - Как ей помочь? - задумалось Солнце.
Луна впечатлила Солнце своей искренностью.
      - Давай я помогу тебе. Я попробую одеть тебя в мои золотые лучики. - вдруг воскликнуло Солнце.
      Луна стала отражением солнечного света. Луна прекрасно преобразилась в ласковую и умную красавицу. Солнце почувствовало взаимную симпатию, и что хочет на ней жениться и стало ухаживать за Луной. Солнце говорило ненавязчиво комплименты, а у Луны пролившись, растаяли слезы.
      - Ты очень красивая. Посмотри, какие звёзды вокруг тебя. Они похожи на искорки в твоих глазах, когда ты улыбаешься, - от чистого сердца сказало внимательное Солнце.
      Солнце понравилось Луне. Солнце объявило о свадьбе с Луной, пригласили всех друзей. Невеста Луна явилась на праздничную церемонию, в сопровождении звездочек и они следовали в виде покрывала созвездий. Гости произносили пожелания.
      - Счастья вам. Празднуйте красивую свадьбу, и примите ожерелье приветного света, - сказали Звездочки.
      - Всем нужен ваш свет. Пусть свадьба эта долго длиться. Я дарю зеркало, - сказало горное озеро и стало блестящим, так что в нём отражались Луна и Солнце.
      - Классно, молодцы. Это свадьба сладкая, а у всех хорошее настроение. Я дарю невесте цветы, - сказала Тайга.
      На веселой свадьбе Луна получила много разных подарков. Жених подарил золотое кольцо невесте Луне. Солнце и Луна в сплетении летели по небу, пели и кружились над Тайгой и были самые яркие, красивые. Счастливые в блеске и нежности они танцевали с парадом планет. Невеста серебряная Луна была такая белая в ярком огне царственного жениха Солнца.
      Молодожены много и очень трогательно целовали друг друга для гостей, воссоединяя свои судьбы и сердца. Поцелуи Солнца с молодой Луною рвали дыхание и осветили небо, соединяя любовь и свет.
      В яростной лазури воссоединения душ, небо светилось сиренево-фиолетовыми оттенками. Над счастливыми светилами, сияло огненное изумрудное кольцо, разлившееся по всему горизонту, по кругу высокими хрустальными сводами, переливаясь разноцветной радугой лучей среди лучей. Солнце и Луна, крепко обнявшись, смотрели друг другу в глаза с надеждой. Пьянеющие от счастья звезды прижимаясь, таяли, гасли и падали на белые снежные вершины Тайги.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

понедельник, 2 ноября 2015 г.

Поющая Буря



      Совсем чародейка Буря расхрабрилась, кружит и вьюжит, ревет и страдает. Любопытная Тайга в бесконечной метели, кочевала у заснеженного горного хребта Хан-Бургут, в компании братишки Солнечного олененка, для того, чтобы выяснить причину огорчения Бури. Тайга мечтала успокоить вьюгу, пока она не стерла в тайге всех зверей. В стране вечного холода и снега таинственные духи природы подарили ей песенку. Этой песенкой Тайга баюкала солнечного олененка, и он засыпал. Когда Тайга пела свою песенку у горы Алхадыр, мимо пролетала Буря. Очень понравилась таежная песенка и буря, успокоившись, стала слушать.
      - Я очень, тебя прошу, Тайга, подари мне свою песенку о Солнце, ветре и горах! Эта песня подойдет моей душе! – просила и вертелась Буря.
      - Не могу подарить, - ответила Тайга. - У нас одна песня гор, под неё засыпает братишка Солнечный Олененок, и другой нет.
      - Я могу ее похитить! - сказала легкомысленная Буря. Схватила песенку и улетела.
      - Без песенки мы перестали слышать свои души? - заплакала Тайга.
      - Почему ты плачешь? – спросил, проснувшись, Солнечный олененок.
      - Налетела взрывом Буря, сорвала нашу песенку и унесла. Душа оставалась безмолвна. Возможно, найти и вернуть песню? - спросила Тайга.
Пусто и глухо стало в горах. Быстро бегал Солнечный олененок вдоль рек, по тундре и догнал Бурю на перевале Хурэгтын-Дабан. Буря пела одиноко и печально песню гор.
      - Я нашёл нашу песенку,— сказал Солнечный олененок.— Вот она в вихре на вершине гор!
      - Откуда ты Солнечный олененок? - удивилась Буря. - Сюда в ураган никто никогда не кочует. Зачем ты пришел?
      - Мы пришли за нашей песенкой гор, - ответил Солнечный олененок.
      Удивленная Буря и выронила песенку. Подхватил Солнечный олененок песенку и отдал Тайге. Снова запела Тайга. Солнечный олененок и Буря стали подпевать в одном дуновении, о высоких горах, орлах парящих в небе, ночных звездах, холодных ручьях.
      - Зачем, ты забирала песенку гор? - спросил Солнечный олененок Бурю.
      - Простите. Я взяла ее ненадолго, что бы выучить лучше и стать добрее, - улыбнулась Буря.
      Душа Бури и пела, а по ресничке текла слеза.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

воскресенье, 1 ноября 2015 г.

Плакса туман




      Тихим утром, на грани сна, высоко в горах появилось грустное облачко бирюзового Плаксы Тумана. Скучающий Плакса Туман рос и играл с ледяной горой Чело-Монго. Случайно Плакса Туман поскользнулся и покатился вниз с вершины горы. Он не разбился, остановился и осмотрелся и там, где упал, неожиданно разглядел Бродягу Тропинку. Тоненькая петляющая ниточка скользила среди ледников, ныряла под скалы, тонула в болотах. Бродяга Тропинка металась в стороны, сворачивала вправо, влево, что-то искала.

      - Привет, славная Бродяга Тропинка! - обрадовался Плакса Туман. – Ты куда бежишь?

      - Мне нужно пройти из ничтожности тянущихся ям в вершины безмолвных улыбок, посмотреть и раствориться в них, - ответила Тропинка.

      - Это чудо! Я знаю такие прекрасные высоты. Даже седые Саяны побледнеют в сравнении с ними, - сказал Плакса Туман.

      - Приглашаю тебя Туман кочевать вместе. Попробуем их посмотреть? - ответила Тропинка.

      - Как печально летать одному, - окутывая Тропинку, сказал Плакса Туман.

      Тропинка взвивалась в горах дальше ввысь, казалось, что она врезается в небеса. Нелегко было тонкой Тропинке среди моховых болот, лавин и камнепадов, пропитанной ветром, бесконечно тянуться между сухим ползучим кустарником, корявым лесом, водопадами, вдоль отвесных скал, нагромождений огромных камней на головокружительной высоте. Она забирала круто, под большим уклоном, повторяя траектории ручьев и горных хребтов.

      - Тропинка, терпи - говорил Плакса Туман, - впереди прекрасные края.

      - Хорошо, - отвечает Тропинка, - постараюсь не запутаться.

      Плыл позади и по сторонам расстилался Туман, поглощая Тропинку. Накрыл Тропинку белее белого сединой и был ворчлив.

      - Милый Туман из-за тебя ничего невидно, - собирая свои силы и делая решительный шаг, чтобы, не повернуть назад, говорила Тропинка.

      Тропинка не разворачивалась, а шла вперёд и резала края об острые льдинки и камни. Тропинке быть нелегко. Тропинка шла, останавливалась, чтобы перевести дух и плакала. Усталый Туман забыл про лирику и романтику, прижался к тропе очень близко. Силы Тумана таяли, и он заплакал росою. Летящие вниз слёзы росы тумана в полёте смешивались с капельками слез Тропинки. Слезы на тропинке замерзали, и белесый Туман рассматривал их. Вдруг он увидел свое отражение. Завороженный открывающимся зрелищем туман осознал, что слезы зеркально отражали внутренне состояние смотрящего тумана, и он понимал, что жизнь – это страдание. У него стало скверное настроение.

      - Ничего,— успокаивала Тропинка, - мы кочуем от суеты.

      - Это мой самый опасный маршрут, - сказал Плакса Туман. - В скитаниях по тропам, я дорос до правды и простых подступивших слёз!

      В полном негодовании туман обильно плакал росой и становился почти невидимым.
Бродяга Тропа и Плакса Туман кочевали рядом, и когда оставался один шаг до Небес, впереди, засверкало улыбчивое Солнышко, манящим огоньком.


      Русин Сергей

      Моя Тофалария

суббота, 31 октября 2015 г.

Капелька счастья




      В Таежной реке Чело-Монго жила сотканная из талого снега Капелька Счастья. Капелька дружила со Звездочкой Любви и пела ей хвалебные песни. Крошечная звездочка, являлась утром и вечером, на самом далеком краю небосклона и почти не светила. Среди миллиарда звезд, похожих друг на друга, Звездочка была скромная. Она мечтала стать сапфиром, такой же большой и яркой, как и другие звезды. Долго блуждала Звездочка, и никто, кроме Капельки, не обращал на нее внимания. Звездочка игриво перелетала из одной части неба в другую, а Капелька думала, что Звезда падает, загадывала желание от этого чуда.
      - Я смотрела и слушала, как поешь мне песни, - с радостью говорила Звездочка.
      - Я живу в Тайге, а мечтаю о бесконечности неба. – сказала Капелька.
      И они радовались жизни. Капелька мечтала, как она наберется храбрости, полетит к Звездочке и они вместе увидят всплеск ярких красок, волшебство Луны, красоту Солнца, нежность облаков, на которых живут другие капельки.
Однажды, капелька, отдаваясь судьбе, покинула Тайгу и на мгновение воспарила вверх.
      - Вижу прекрасный безграничный космос, света доброту, волшебную нежность, радость, тепло и улыбки! Здесь жизнь неповторима, беззаботна и легка, - сказала Капелька.
      У грустной маленькой Звездочки появилась большая надежда, что она поделится с Капелькой своим светом.
      Высоко в небе Капелька преображалась в пушистую снежинку, радугу, льдинку и в слезинку. Это превращение удивляло Звездочку.
      - Сплошной каприз. Ты прекрасна, мои глаза не обманывают меня, в спокойной чистоте чудес, - сказала Звездочка и светилась от счастья.
      Капелька дарила Звездочке счастье, а получала тепло и свет ее сердца, без которого не могла жить. Звездочка дарила Капельке любовь.
      - Ты желанна. Оставь холодную планету. Привыкай любимой быть! Забудь Тайгу, летая в небесах, - сказала Звездочка.
      - Мечтаю быть с тобой! Боюсь, вдруг допущу, обидную ошибку, нарушу я Тайги покой, - напевала мелодию Капелька.
      Ведомая теплым светом, Капелька просила звездочку блестеть под Лунным и Солнечным светом. Прилетать по утрам к Капельке, чтобы она могла и на рассвете Звездочкой любоваться. Глаза Звездочки светились, рассветным огнем восходящего Солнца. Капелька подумала: не растает ли она от этого огня.
      - Прости меня, краса, но жизнь моя Тайга! В твоих глазах растаю туманом, свет Солнца растопит меня моментально. Страдая, мы почувствуем, что-то печальное, - сказала Капелька.
      - Приятно и печально, что с тобой мы не вдвоем, - сказала Звездочка.
      - Мы не утратим веру в чудеса и истину простую. Излучая доброту, делам жизнь счастливой, - сказала капелька и росинкой упала в Тайгу.


      Русин Сергей

      Моя Тофалария

четверг, 13 августа 2015 г.

Хранитель снов




Хранитель снов

      Пройдя многочисленные броды и туманные перевалы, кочевой таежный оленевод вышел в верховья каменистой реки и увидел большое количество следовых дорожек медведя. Следы были повсюду, на мокром снегу, на иле и мягкой глине. Они были протоптаны в разных направлениях и часто пересекались.

      Цепь красивых гор, раскинутых полукругом, окружала беззвучная тишь. Отодвинув хмурые дни, белизной вечных снегов, играло отраженное солнце, отливая густым багрянцем, тёплым светом бликов лаская льды в кристальном ручье. В оранжевых красках заката золотился зубчатый хребет Хан-Бургут, подпирая жемчужной луной залитый лазурью небосвод. Трудно было разлучить обнявшихся землю и небо. Таежник кочевали по следам жизнедеятельности бурого медвежонка, уже вышедшего из берлоги. Братишка вел себя, как настоящий хозяин в тайге, в то же время очень аккуратно и скрытно. Рассматривая и ощупывая каждый след, следопыт распознал пол, возраст, размер медведицы и пестунов, читал тайны и загадки их жизни. Свежесть следов не вызвала сомнения, они ночные. Питался бродяга медвежонок черемшой, восстанавливая силы. Летом медведи растят медвежат, набирают вес для зимней спячки в берлоге. И пока зверь не заляжет в берлогу, духи не разрешают таежнику их зря беспокоить. Таежный следопыт уважал традиции и к медвежонку относился с уважением и почтением, верил, что у братишки человеческая душа.

      Верил таежник в чистоту снегов, и в глубину небес бездонных, и в высоту гольцов покрытых галькой, и в тайну протоптанных в тайге следов, и в амулеты снов. Таежник считал медвежонка предком рода, старшим родственником и избегает называть его прямым именем. Ласково обращались к нему: Ирезан, Хозяин, Ире-Ан, Хозяин горы, Учу, Зверь, Кара-Ан, Хозяин Тайги. Охотник любил разные медвежьи имена, и давал их сильным людям, выносливым собакам, лекарственным растениям, упругому ветру, снежным лавинам и грозным небесам: Ирей, Черный Медведь, Карлыг-Салбар, Снежные Когти, Дээри-Шыйдынга, Небесный След, Медвежье Ухо, Лунный Медведь. С этими именами он мастерил разнообразные охотничьи ножи и амулеты. Самый популярный амулет Лунного Медведя, священный оберег изготавливал из шкуры, клыков, лап и когтей, украшал одежду и жилище. Таежник верил, амулет приносит счастье, помогает способам выживания.

      В одинокой таежной жизни, следопыт общался со всеми существами: скалами, водой, птицами, зверями, ветром, облаками, для него они все живые. При встрече таежника с первым дуновением весеннего ветра, он приветствовал его как братишку. Здоровался с бродягой медвежонком, как с лучшим давним знакомым. С медведем была связана культура годичного цикла охотничьих обрядов, и таежник шагал к вершине бирюзовой горы, вслушиваясь в веселые разговоры звезд. В видениях старого Хранителя снов таежника, земля, вращаясь, горами врастала в небо. Таежник поднялся, но следам ввысь, на самый пик горы. В закатный час на вершине укутывала гору дымка и облаков летящая гряда. Серебрилась луна, отраженная в снеге, и солнце красками плавило гранитный камень скал, и обжигал с хребта колючий ветер и пригнул таежника обратно к камням. Ветер был настолько сильным, что сорвал камни. Жестокий холод проникал сквозь меховую одежду и нещадно кусал таежника, доставая зубами до мозга костей. Из-за камней таежник увидел медвежонка, который встал на задние лапы, чтобы далеко видеть освещенный лунным светом унылый край замерзших снегов. У медвежонка весьма романтичным получался разговор по душам с круглой, как яшма медово красной Луной.

      - Здравствуй, ночное светило, яркий алмаз небес мираж без любви, царица - луна, - не трудным словом, а душой, сказал медвежонок.

      - Здравствуй бродяга братишка шатун, - ответила сокровище сиянья Луна.

      - Живёшь ты Солнца отражённым светом. А в собственном сердце есть тепло? - спросил медвежонок.

      - И сам не светишь или несешь тепло и звезды зажигаешь? - ответила, зеркалом мерцая, Луна.

      - Ты очень красива в жемчужном сиянии и такая же одинокая, как и я, - сказал медвежонок.

      - Я люблю одиночество, может быть, потому что скучно с самой собой мне не бывает никогда, - опуская вниз грустный свой взгляд, ответила Луна.

      - Я не жалуюсь: есть друзья и уютная берлога, но в душе я навсегда один бродяга, - сказал в отчаянье медвежонок.

      - Бывает такое состояние души, - отражая холодный свет, ответила Луна.

      Медвежонок шел по вершинам гор, и ветер дул сильно. Он начал подниматься над облаками, и ветер продолжал дуть сильнее.

      - Нас окружают миллионы беспечных звёзд, но для них мы чужие. Горит душа и сердце ноет, - лил слёзы, грусти и печали медвежонок.

      - Хватит сил в одиночестве - не растеряться, - надменно ответила побледневшая Луна.

      - Мы одиноки, в наших душах бродит ветер, - сказал медвежонок.

      - Я верю, что всё ещё будет хорошо. Главное, не потерять надежду, - печально ответила Луна.

      Сильный порыв ветра заставил медведя съёжиться от холода, но не уйти в тёплую и уютную берлогу.

      - Твое сердце вмещает все звезды, почему ты не любишь покоя? - спросил медвежонок.

      - Утомлённая душа бежит от жизни бренной, остановки не знает, - ответила недоступная Луна.

      - Куда наша жизнь утекает? - спросил медвежонок.

      - К раздумьям узорам гор и небес, потокам звездных лучей, - чрезмерно сияя, ответила Луна.

      - Я знаю, высок твой путь. Твой дух велик, могуч, бесстрашен. Ты непреклонна и всегда молчишь, - сказал медвежонок.

      - Я светом оживляю небеса, - с не дрогнувшей душой, ответила Луна.

      - Возможно, ты скучаешь по солнечному теплу? - спросил медвежонок.

      - Я открываю дверь небес и догоняю солнце без конца, и жду, как и ты, рассвет, - близко и недоступно ответила Луна.

      На бирюзовой вершине ветер был настолько сильным, что медведь мог стоять, лишь хватался когтями за скалы.

      - Я тоскую по тебе, Луна, ты далеко, а я один, - сказал медвежонок.

      - Ты влюблен братишка, - улыбаясь, ответила Луна.

      - Разве ты можешь любить? - спросил упрямый медвежонок.

      - Луна любит большое черное небо, - ответила Луна.

      - Если звезды вдруг угаснут, останешься ли ты со мною? - спросил медвежонок.

      - Мы новой ночью снова поболтаем, вместе, - подмигивая, ответила Луна.

      Медвежонок был глубоко погружен в свои мысли, и только луна знала, что творится у его собеседника на душе.

      - Не заблудись одна в ночной дали. Я буду ждать, тоскуя по тебе величественная Луна, - сказал медвежонок.

      - Жди, спасаясь от скитания, - ответила Луна и таяла, таяла.

      - Я хочу, чтобы ты вернулась светильником самоцветом, - вздохнул и задремал странник медвежонок.

      С уходом тьмы, ветер уснул, звездный шепот умолк, Луна уплыла в следующий сон.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

среда, 12 августа 2015 г.

Собиратель звезд



      Чудесно блестело заходящее солнце, окрашивая пурпурно золотым цветом верхушки черных гор. В сумеречном небе растекалось оранжевое свечение. Солнечный изумрудно-зелёный луч мелькал между звёзд, зажигая огнем облака. Дрожащее свечение то меркло, то снова разгоралось красно-зелёными всполохами, и превратила свое дыханье в ветер собиратель звезд. Полетел он сквозь вечерний сумрак на свет звезд. Рос неистово ветер, подобно далёкому зову родственных душ.

      Заходящее солнце отражалось в глазах таежника созерцателя звезд из племени Черных Гусей. Кочевник стоял у подножия бирюзовой горы. Необъяснимая небесная красота счастливого знамения, наполнена таежное сердце созерцателя звезд подзабытыми чудесными чувствами цветных снов.

      - Здравствуй, братишка ветер! Ты куда летишь, бродяга? - говорил со свежим ветром таежник.

      - Облака скрывают звезды, я гоню огненные тучи за ледяные вершины гор, - ответил ласково собиратель звезд ветер.

      Таежник начал восхождение на бирюзовую гору, и теплый ветер мягко обдувал и пьянил.

      - Почему заходящее солнце становится красным?» - спрашивал таежник и встал лицом к ветру и к вершине горы.

      - Солнце красное сердится, удаляясь, - нудно ответил ветер.

      Таежник твердо шел вверх по тропе, слегка лицо от ветра наклонив. Ветер продолжал дуть сильнее. В тени облаков, одна за другой, стали появляться звёзды на небе.

      - Почему небо темнеет, а в потёмках звезды становятся ярче? - спрашивал таежник.

      - Темнота, охраняет звездный свет, - ответил собиратель звезд ветер.

      В небе глубоко дышал дико черный ветер, чтобы хорошо были видны звезды, а в сером вечере блестела ледяная луна. Ветер с ног сбивал таежника. Созерцатель звезд твердо шел вверх по тропе.

      - Почему звёзды странны и чудны, и не все видны во мгле? - спрашивал таежник.

      - Сумасшедшие звезды, слышит голос совести, укоряющий, - ответил ветер.

      Воющий ветер дул изо всех сил. Таежник терпеливо шел к вершине бирюзовой горы освященной жемчужным светилом и звездами. Колючий ветер дул свирепо заливая потом лицо и глаза.

      - Возможно, людям дотянуться до луны? - спросил упрямый таежный созерцатель звезд.

      - Если в сердце царит гармония все возможно, - ответил ветер.

      Теперь ветер был настолько сильным, что срывал камни и бросал в низ. Не давал таежнику согреться. Созерцатель звезд все равно продолжал идти к полночному слабому свету.

      - Почему звёзды движутся, как кочевники? - спросил таежник.

      - Я из отдельных звезд и созвездий создаю чудесные картины, полные цвета, радости и любви. Я хочу, чтобы яркие звезды делали людей счастливыми и меняли их жизнь к лучшему, - гордо ответил ветер.

      Таежник взошел на вершину бирюзовой горы, ветер зверел, звезды тихонько дрожали. Таежник в воображении, начал сердцем подниматься над облаками, и ветер продолжал бить ему крепко в лицо. Таежник широко открытыми глазами смотрел на звезды, до боли сдерживая слезы.

      - Хорошо, если бы одна прекрасная звездочка стала моей, - просил таежник.

      - Хорошо. Я попрошу утреннюю звезду, спустится вниз, на бирюзовую гору, - ответил сухо ветер.

      Весь в звёздной пыли ветер без устали летал, словно молния среди необыкновенных звезд. Дотянулся ветер до далеких созвездий, ухватил звездочку за нежный лучик света и потянул на бирюзовую гору. Зарницы вдруг полыхнули, и холодное небо раскололо яркое пятнышко света. Тонкими нитями серебра быстрый пламень звезды вспыхнул таинственно и загадочно погас. В глубокой тьме, силой ветра прочерчивая след, по небу ниспадая, покатился золотистый свет. Пролетев призрачно ослепительно, безрассудно, стремительно. Смущенная звезда мерцала, мерцала и внезапно, обрушившись, из лунной тени, заново родилась, созвездия взметая. Волнующе глядела в неге удивленно, синим сумраком, окутывая бирюзовую гору. Звезда несвязанная обещанием и зароком, обольстительно светила в душу, красиво горела и теплом согревала простых слов.

      - Созерцатель, сердце мое себе забирай, - сказала в счастливом мгновении чарующий секрет, с неба сошедшая, дивно заполыхав, покоренная звезда сумасшедшая. Словно от придуманного праздника сердце таежного созерцателя звезд, замирало и дорожало, согретое светлой радостью.

      - Почему, так ярко разгорается любовь? Я надеюсь это не сказка? - пересохшее горло шептало.

      - Выгорают остатки скуки, - ответил огненный ветер. Заглядевшись снижением пламенеющей звезды, у созерцателя звезд кружилась голова. - Я увидел нисходящий полет негасимой звезды, свет которой воспламенился в моем сердце?» – прошептал таежник.

      - Не бойся света утренней звезды. Счастьем дорожи, - сказал и рассердился ветер.

      В глубине души созерцателя звезд происходили огненные взрывы.

      - Сколько счастью суждено продлиться? – спросил таежник.

      - Ветер любит звездное небо за ощущение свободы, только гаснут звезды на рассвете, - уныло сказал, надувшись, собиратель звезд ветер.

      Испугался таежник появления свежих звезд на бирюзовой вершине. Закрывая глаза руками, шепотом зарождалось желание. Ощущая дыхание ветра в сладких грёзах чёрной ночи, он точно знал, чего хотел загадать и получить невозможное. Чтобы подающие звезды были счастливы очень, очень.

      - Сердце ветра вмещает все звезды, почему оно не любит покоя? – спросил таежник, заметив волнение ветра.

      - Я без памяти люблю смотреть на трепетные звезды, - грустно сказал собиратель звезд ветер.

      Сердце таежника молилось, чтобы желание сбылось. Не побледнеет волшебный звездный сюжет, не сотрется разноцветными красками восходящего солнца.

      - Могут любить звезды светлый рассвет? – спросил таежник.

      Звёздный ветер не дал ответ, поперхнувшись в дыхании.

      - Тяжело, быть звездой рассвета. Звезды любят, когда большой черный ветер упруго дует в лицо, - вместо ветра, тихим трепетным словом, ответили побледневшие звезды.

      Восходящее солнце чудесно выпускало на волю свои золотые лучи, разгоняя по небу погруженные во сны рассветы. В мечтах уснул уставший ветер на бирюзовой вершине, где не гаснут упавшие звёзды.

     

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

Хранитель языка



      Кочевой таежный охотник Чогду встретил преклонного возраста бродягу сказителя, в труднодоступном месте Тофаларии у горы Чело-Монго. Месяц приподнял золотые рожки и для зимнего вечера Чогду заготовил больше дров, чтобы всю ночь поддерживать в очаге чума огонь. С почтением и благодарностью Чогду поднес сказителю цветную ленточку, пачку чая, орешки и копченое мясо. На костерке закипел походный котелок с водой. От тепла и чая кочевые охотники расслабились и разговорились. Ночь началась с бытовых коротких сказок, постепенно перерастающих в мифы.

      Чогду смотрел на старика, как на духовного лидера. Сказитель носил на одежде амулет Хранитель образов. Он аккуратно привязал цветную ленточку к амулету. Несмотря на возраст, у сказителя была феноменальная память. Чогду удивлялся, как он мог столько запоминать, не записывая и по памяти читать, как стихи, длинные мифы. Перебирая и ощупывая амулет пальцами, казалось, он выбирал новый сюжет, имеющий свой неповторимый код. У него был природный дар красноречия, и рассказывал он мифы образно, ярко, красочно и любил когда его, внимательно слушают. Обладая своим особым словарем, не произносил ни одного пустого городского слова. Сказитель услаждал слух Чогду и Хозяина гор. Рассказывая мифы, казалось, что он призывал удачу и предсказывал будущее. От доброго мифа и амулета действительно шла магическая сила, и кочевник верил, что слова и буквы, завтра охоту сделают удачной. Бархатные слова, долго тянулись, на распев. Для Чогду перестали существовать чум, и очаг с котелком. Он полностью погружался в прекрасный мир.

      По звериной тропе грациозно шла Оленица, а за ней, след в след шел маленький пятнистый оленёнок. Они передвигались очень осторожно, нащупывая почву. У каменистого ручья олени свернули в горное ущелье. Охотники пошли по следам оленей, тропа вела по ущелью, подымаясь вверх, мимо нагромождения камней и снежных карнизов. Забравшись на небольшой ледник, перед их глазами открылась долина невиданной красоты, с озером, окруженным высокими синими горами.

      - Это счастье. Как несказанно прекрасны тундра, озеро, горы и небо, - закричали охотники.

      - Тайга, тайга дайга, - повторяло эхо, громко.

      Олени, пройдя по берегу озера, медленно поднялись на гору. На гребне горного хребта, вдруг Оленица превратились в Золотое Солнце, а олененок остался стоять на скалах. Сменялись времена года, солнце, окрашивало долину в разные цвета. Рождались и менялись образы черного и белого оленя, таежной зимы и лета. Оленица заливала снежные вершины волшебным изумрудным цветом, и горы приобретал синий свет длинного летнего неба. Оленица окрашивала в черный свет зимних и темных коротких дней, и покрывались горы в белый цвет снега. По ночам появлялся месяц, серебряный медведь. Не принимая медведя в свое стадо, уходила испуганная Оленица, за западную гору. Медведь медленно косолапил за ней. Утром Оленица появлялась над восточными пиками гор. А олененок один бегал по скалам, пока охотники его не поймали. Лаской и добрыми словами приручали малыша к людям. Всё было прекрасно в этой чудесной стране, но пора было возвращаться в родное стойбище.

      - Гоняясь за оленями, мы не давали названия горам и не запомнили тропу домой, - воскликнули с испугом охотники.

      Дружно охотники стали мастерить амулет Хранитель букв, который должен был помочь им восстановить маршрут. Наступило лето и охотники пошли за олененком по распадкам, вдоль ручьев и озер, через перевалы высокогорной тундры вершин гор искать родное племя Черного Гуся. В пути рекам, горам, озерам охотники давали запоминающие названия, представляющие собой сравнения. На амулете рисовали линию новой тропы, буквами отмечая названия вершин видимых гор. В середине зимы, путешествуя по тропе букв, описав круг, олененок вновь привел охотников в счастливую горнюю долину, где светило золотое солнце мамы Олиницы. На амулете оказалось, начертаны 42 буквы алфавита. С каждой буквы начиналось имя горной вершины. На следующее лето олененок вновь побрел в высокогорную тундру. Охотники пошли за олененком и прошли по знакомой тропе, еще один круг в горах и вернулись зимой в долину. Так они стали привыкать кочевать кругами, через горные перевалы и таежные долины по горам Центральных Саян. С каждым кочевым годом по горно-таежным просторам, у охотников становилось больше оленей. В горах произносили кочевники легко и свободно гласные звуки, на распев, долго тянули, пока дыхания хватало, до захода солнца: - Оооооооооооф звали свое стадо оленей к ааааааал - стойбищу. Кочуя в любую погоду и времена года, по бесконечным пространствам высокогорной тундры, охотники привыкали говорить твердыми и мягкими звуками – аъ, оъ, уъ, ыъ, эъ и долгими, как затяжные подъемы – аа, оо, уу, ыы, ээ. Они видели таежный мир разнообразным и различали больше слов по гласным.

      Согласные Фффффффф, тянулись, звучали тихо, напоминая шипение ключа и шепот хвои. Эхом горы отражали звуки кочевого мира, собирая в стадо оленей. Букву К не получалось тянуть, звук спотыкался о каменные россыпи или обрывался в глубокий каньон. Произносили сильные согласные с придыханием, глухо. Кыъш – сгустился лунный и морозный вечер, Слышали таежники, как ворчал, укладываясь на зимнюю спячку, в уютной берлоге Хозяин тайги. Сылтыс – зимняя звезда белая как снег луна. Шептал нежный лунный свет, освящая горы в глухой мгле ночной.

      Охотники шли дальше по тропе в поисках земли родного племени, через величественные и суровые горы и реки с прозрачной бирюзовой водой. Буквами наивно рисовали таежную картину на обратной стороне амулета. Гора - дайга, это сердцу и взору родные просторы. Гласные звуки напоминали легкие вершины в снегах, а согласные скалистые гольцы. В звуках и линиях букв охотники искали ключ к пониманию жизни и воображали и то, что увидеть было невозможно. Ясно осознавая, что тарымга - совесть, это скребущий зверек, доставляющий неприятные ощущения сердцу таежнику вдали от родины предков.

      Сказитель неожиданно замолчал. Костерок в чуме догорел. Наступил рассвет. Ласковый луч солнца осветил глаза на стареющем смуглом лице сказителя. Глаза блестели надеждой, что буквы и слова не исчезнут в пустоте, а будут жить в сердце Чогду. Сказитель снял с груди старинный амулет и попросил принять его. Чогду с удивлением невольно отшатнулся. Он считал себя недостойными такой чести. Старик настаивал и с молчаливого согласия, повесил его на шею молодому кочевнику, оставив одну цветную ленточку себе. Он интуитивно поверил, что Чогду сохранит кочевые образы, легко играя буквами, передавая их сочетаниями слов. Все получится просто, Кара- кат, черная ягода, была сладкой черникой покрывающей осенью тундру. Он научится читать живую таежную книгу и постигнет тайны языка гор.

      Таежник поблагодарил рассказчика и поехал на охоту. На его сердце было светло, и он напевал песенку. Ему нравились слова об оленях и поиске видений. С ними кочевник постигал горы и погружался в размышления, стремясь найти духовную опору, что горы и таежник должны жить в гармонии. Старался найти общий язык с камнями, водой, деревьями, птицами и зверями. Небо, горы, вода, тайга в воображении таежника были живыми существами, родными братишками. Он слышал – ночь и тихий шепот листьев. Пришедший лунный свет с небес, слушал таежника, рождая сказку в душе.

      Кочуя в поисках зверя и пушнины, подолгу сидел на спине оленя, преодолевая затяжные труднопроходимые перевалы. В эти минуты он на таежном языке вдыхал, подбирая слова, придумывал свои. Сердцем выдыхал коротенькие бытовые припевки, противопоставляя сильные и слабые звуки. Его внимательно слушали олени, горы, небо, ветер, птицы и звери. Ощущение одухотворенной жизни вокруг себя, творчески озаряло способности таежника. Он воображал, представлял, понимал, осознавал и запоминал интересные образы.

      Линии таежной жизни, которые рисовал его язык, позволяли ему чувствовать себя совершенно счастливым. Языковая картина кочевого мира в буквах отчетливо вырисовывалась на потертом от времени амулете. Тщательно исправлял детали амулета, добавлял новые черточки. Бережно укрывал амулет на груди у сердца от холодного косого ветра и мокрого снегопада. Таежник из племени Черных Гусей не брал с тайги лишнего, бережно относился к траве, деревьям и животным, сохраняя в чистоте сердце, которое хранило язык, говорящий с эхом.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария