воскресенье, 27 мая 2012 г.

Щара-Ой






Низко в горах сияют крупные звезды,
Кочующим оленям, освящая протоптанный путь,
Над седою снежной пеленою сапфиров.
Лучше им не вглядываться в пропасть,
Не шагать с тропы в шерлопы и курум,
Лучше вверх смотреть, считая звезды,
Разглядеть мечту циркониевых вершин,
И сердцам в груди с надеждой биться,
Устремляясь к границам неба и земли.

"Щара-Ой. Тофалария". (Унгуштаева Мария, род Кара-Чогду). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Окрыляющее богатство

      Таежник кочевал по горным хребтам Саян, по мирам с прилипающими небесами. Наслаждаясь суровой возвышенно холодной красотой. Сознание таежника восхищённо переплеталось с причудливым рисунком снежных гор, с бескрайностью приближающей бесконечность звезд. Таежник любил ночное небо, когда оно все было усыпано звездами и планетами. Для него звезды излучали неразгаданные тайны, чем чаще он всматривался в космос, тем больше чудес ему открывалось.

      Таежник сидел у кочевого костра на летнем стойбище и кипятил чай, добавляя в напиток листья багульник. Искры то костра подымаясь в танце, летели к Полярной звезде. Они спорили в красоте с яркостью созвездий, которые отчетливее вырисовывались с последними лучами закатного солнца. Тени от костра тянулись по камням и скалам. Небо с бездной бесчисленных звезд в бездонной бесконечности, стало напоминать уютный чум. Таежнику казалось, что чум удерживал сияющие посреди неба звезды. Верхним отверстием, к которому стремился дым, была Полярная звезда. Таежник долго пил чай и следил, как вращаются созвездия вокруг неподвижной звезды. Самые яркие в северной части небосклона располагались созвездия Большой Медведицы и Малой Медведицы. Звезды вокруг них золотились, сияли, краснели и иногда падали, приводя таежника в совершенное восхищение и вдохновение. Восхищаясь красотой звездного неба, таежник ощущал огромную радость, похожую сильное чувство, которое он когда-то испытывал в детстве, слушая рассказы старых кочевников. Очарованный созвездиями, внутри таежника заговорил голос из далекого прошлого. Он с восхищением слушал свое сердце; и чем больше голос говорил, тем больше чувствовал таежник потребность смотреть на звезды, и слушать сердце без конца. Восторг и ликование лились поэтической выдумкой.

      Вселенная, ее небо, земля, луна, солнце предстали перед таежником в виде живых существ. Жизнь неба рисовалась в облике Лунного Медведя, который гонит Солнечного Оленя с востока на запад. Лунный Медведь догнал и схватил солнце и остановился хозяином посредине неба. Он спрятал светило в своих могучих лохматых объятиях, и над горами наступила ночь. Не стало смены дня и ночи. Звери, птицы, деревья, горы, реки и таежники пришли в замешательство. Они не знали, что им теперь делать. Один смелый таежник из племени Черных Гусей, с детства ощущал себя птицей и вызвался освободить Солнечного Оленя из плена. В одиночку, вышел он из занесенного снегом чума и побрел по горным хребтам охотиться на Лунного Медведя.

      Бродяга в темноте кочевал по снежным вершинам, которые отражали звезды, и незаметно шагнул на небесную тропу Млечного пути. Таежник ощутил некоторое беспокойство. Мелькали мысли, если вдруг не будет сопутствовать ему в небесной охоте счастье. Или небесный Лунный Медведь окажется сообразительнее и сильнее таежника. Может больше не вернется он в свой теплый чум, не сможет жениться и не услышит ни детского смеха, ни слов благодарности таежников племени. Пролетели в сердце таежника тени чувств возмущение, раздражение, ненависть, страх, разочарование.

      Он хорошо посмотрел в глубины своего сердца и осознал там эмоции беспокойство, напряжённость, замешательство, тревога и боязнь. Прижимая амулет Черного Гуся таежник, говорил о своей проблеме и попросил помощи. Появилась робкая надежда, что не откажет в покровительстве Небесная птица и даст совет, как перехитрить огромного медведя и освободить из его лап Солнечного Оленя. Птица дала ему цветные ленточки, дарующие охотничье счастье. Во время небесной охоты, как родного брата таежник встретил Лунного Медведя у Полярной звезды. Шубу небесного братишки украсил медовой красотой желтыми ленточками. Таежник ласково уговаривал и хвалил зверя, заверял, будто не будет добывать братишку. Приглашал в небесный чум вместе с Солнечным Оленем и обещал, что поменяет солнце на вкусный мед. Доверчивый Медведь пошел на встречу к таежнику. Как для дорогого гостя, досыта угощал Медведя медом. Засыпая, небесный хулиган, расслабился и выпустил Солнечного Оленя из скользких лап, перепачканных медом. Перешло солнце в руки небесного таежника. Счастливый таежник укочевал по небесной тропе на запад, разгоняя полет светила купающиеся в золотистых лучах Саянам.

      Косолапый медведь проснулся и поспешил вдогонку за Солнечным Оленем. Доверчивый зверь не обиделся на медовую хитрость таежника и остался близким его братишкой. Но на дружеской пирушке забыл таежник амулеты небесной охоты, и навсегда запечатлелись они на небе в виде звезд в созвездиях. Вечно напоминанием амулеты о запретах, которые нельзя нарушать в Саянах. Во время охоты нельзя помышлять о брачных утехах и допускать тени отрицательных чувств, это отпугивает добычу. Созвездие Большая Медведица напоминает о охотничьих мифах и собирает чувства в сердце. Пусть сердце наполняют: интерес, восхищение, благоговение, симпатия, трепет, привязанность, благодарность. Созвездие Малая Медведица напоминает, о запретах охотничьих и собирает эмоций в сердце: изумление, увлечённость, энтузиазм, надежда, радость, счастье. Добрые эмоции и чувства, это и есть настоящее, окрыляющее звездное богатство влюбленного в небеса и горы таежника. В ясную и безлунную ночь, таежник глазами и воображением, в этих созвездиях разглядывает свои небесные амулеты.

      - В безлунной необыкновенной ночи, звезда Полярная сияет, уводит невзгоды, - думал таежник. - Всё равно свети, если на таежной тропе, счастье встречу или увижу сны наяву.

      Последняя пульсирующая звезда в хвосте Малой Медведицы и есть Полярная. Переменчивая звезда, это последний забытый на небе таежником амулет Счастье. Неподвижный северный амулет счастья неизменно занимает одно и то же положение над горизонтом гор, а близкие звезды охраняют полюса Счастья. Это амулеты Надежда и Радость. Ходят надежда и радость вокруг счастья по небесной сфере, помогая кочевникам ориентироваться в таежной жизни.

      - Подмигивая синими глазками, на холодный Север кочует Медведица Большая, - подумал таежник. - На дне ковша растворилось небесное счастье бездонное.

      Рассматривая свои небесные амулеты, таежник и на охоте голову добытого медведя, уложит на берлогу под самую яркую Полярную звезду. Небесный амулет Счастья всегда видно в отверстие в чуме, откуда пришел первый мифический зверь. Сквозь это отверстие в чуме он общается с Бескрайними Мирами и: верит, что дух медведя возродиться вновь, в виде проливного метеоритного звездного дождика вернется в Саяны. Шкуру и лапы созданного духами Священного зверя, не использует для бытовых нужд, а делит на семь амулетов счастья: мудрости, честности, достоинства, смелости, непобедимой мощи, силы и благоразумия.

      Таежник сидел у кочевого костра, а олени лениво брели вдоль горного хребта, вдыхая неспешно мшистый воздух и отражая глазами звезды бесконечно синего небо. У небесных врат под Полярной звездой догорал кочевой костер, и угольки еще не превратились в пепел. Таежник совершал скромные приношения, подсыпая сухие цветы и листья горного багульника в кочевой костер, с просьбами о ниспослании здоровья и удачи всему живому. Чудесным столпом искры стремились ввысь в распахнутый купол, к загадочным светилам, сестричкам амулетам – звездам. Восторг и ликование от воображаемого путешествия по звездному небу, менялись на простое восхищение полной красотой неба и вечного чуда. Восхищение звездами для таежника не только путешествием в счастливое детство, звезды он рассматривал, как приглашение в неизвестный мир Вселенной.

Ханныг-Кадыр-Ос


Кусает ремешок для подвязывания ичига,
Любящий хозяина домашний северный олень.
В окружении снежных вершин Ханныг-Кадыр-Оса,
У кочевого костра на стойбище род Кара-Чогду,
Кружкой горячего соленого молока и жира,
Угощают друга, пришедшего звериной тропой,
Видно небо в глазах, Чептей больше молчит,
Вспоминая прошлое, кочевой костерок дымит.

"Ханныг-Кадыр-Ос. Тофалария". (Баканаев Алексей род Кара-Чогду и Тулаев Сергей, род Чептэй). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Таежный друг

      Охотничья собака Чурегèш с громким лаем радостно собиралась вместе с таежником на охоту. Назойливо терлась о ноги, виляла хвостом и старалась полизать руки. Чурегèш сама охотилась на белку. По свежему следу находила зверька и загоняла на дерево. Своим лаем сообщала таежнику о добыче. Услышав лай собаки, таежник подходил к дереву, разыскивал спрятавшегося зверька и стрелял. Это была хорошая лайка с развитым верхним чутьём. Чурегèш свободно выбирала изюбьря, лося, соболя и белку. Ничего не пропускала. Почерк у собаки был мягкий, кабаргу не рвала, кружила на месте или ставила на отстой. В гон за изюбьрем далеко не уходила, вовремя возвращались. По кустам и деревьям не лазила, работала издали, пушнину не рвала. Таежник брал собаку искать следы, и она легко могла найти оленя. Искала берлогу медведя, и смело работала с ним. Таежник сердцем привязался к Чурегèш.

      Спокойствие таежника придавало старой собаке силы, но в последние дни Чурегèш спала все больше и больше, перестала кушать, глубоко выдыхала. Таежник готовился морально к красивому и тихому уходу собаки с минимально возможной болью.

      - Отдохнем, посидим, - шептал таежник. - Горная тундра прими Чурегèш.

      - Садитесь, я сделаю Чурегèш кочующей птицей, - ответила горная тундра.

      - Тундра, мое сердце глухо стучит в груди и летит наугад? – спросила Чурегèш.

      У Чурегèш было крылатое сердце. Крылья его не вмещались в груди. Как сновидение оно высоко умело летать. Отчуждаясь от прошлой жизни, счастливая собака поддалась милому притяжению, легла на горный багульник и превратились в кочующую птицу.

      - Не бойся! Смело лети! К свободе стремись, себя, не жалея! - выдыхала тепло тундра.

      Любовь к обожаемой собаке не умирала, и таежник решил выбрать нового щенка. Таежник внимательно рассматривал щенков, стараясь заметить промысловые способности. Брал малышей в руки, напрягал мозги и судорожно вспоминал, на что надо обратить внимание, при выборе щенка. Все малыши, хорошо себя чувствовали, но все они были девочками, а таежник предпочитал во всех отношениях взять кобелька.

      Замкнутый таежник сильно загрустил, вернулся в поселок и запил от обиды. Не остановился через неделю и через месяц. В ожидании рождения новых щенков, пил каждый день. В это лето семьям охотников, которые стали жить оседло выдали по корове и участку под покос сена. Но таежник, скучая по любимой собаки, не перестал пить. Не радовался подаренной корове, не охотился и не приносил добычу домой. У его жены был таежный характер, и ей надоела пьяная жизнь мужа. Женщина попросила его бросить пить и серьезно предупредила. Если таежник не одумается и не накосит сена корове, они зимой, загнутся с голоду. Не пожалеет его ночью. Таежник не испугался. Лег спать, но не заснул ночью, встал, взял флягу положил в нее сахар и дрожжи. Тихо вышел из дома и в кедраче спрятал флягу. Вернулся домой и лег спать. С рассветом встал, взял косу и пошел на свой покос. Жена увидела таежника с косой, обрадовалась, что мужик одумался и пошел работать. Догнала его и положила в карманы сигареты и чайную заварку. Таежник пошел к кедрам, забрал флягу и направился по косогору на свой покос. На покосе осмотрелся, налил во флягу воды и в ней размешал сахар и дрожжи. Затем закопал флягу в большой муравейник. В муравейнике тепло и он надеялся, что брага во фляге быстро созреет. Соорудил чум и в ожидании готового продукта, лег отдыхать. Утром просыпался и первым делом принюхивался и смотрел, как дела во фляге. Днем сидел у костра, пил чай и курил. Иногда по росе лениво косил сено. На третье утро, проснулся и как обычно глянул в сторону муравейника. Необъяснимая сила заставила его вскочить от удивления. У муравейника сидел бичеватый мужик в шубе и пил брагу из горла фляги, обняв ее двумя руками. Наглость пришельца заставила таежника схватить косу и кинуться спасать родную брагу. Расстояние сократилось до пяти метров, и бич повернулся к таежнику. Остолбеневший таежник увидел огромную захмелевшую морду старого потрепанного медведя. Брага забродила, и ее запах пошел гулять по тайге, на него и пришел бродяга медведь попить сладенького. Подвыпивший медведь рявкнул, таежник побледнел от страха. Через секунду или вечность он кинулся бегом в поселок за помощью к мужикам. В поселке никто не удивился рассказу таежника, у всех по покосам ходят братишки медведи. Да и лень им было идти в горы, после вчерашней охоты на волков. Но таежник упорно объяснял, что медведь с аппетитом лакает его брагу и ее еще много, хватит похмелится всем, если поспешить, можно спасти сладкий напиток Мужики сразу схватили ружья и кинулись бегом отбивать брагу у наглого медведя. Пять километров до покоса пробежали за мгновение. У муравейника действительно сидел старый медведь, он как алкоголик держал трясущими передними лапами флягу, с удовольствием чмокая, отпивал душистую брагу с горла. Внешне он напоминал бича - бродягу. Шкура его была не новая и весела ободранными лохмотьями. Веселенькие глазки с любопытством разглядывали мужиков. Медведь икнул. Мужики предупредительно выстрели в воздух. Медведь резко вскочил, но флягу с брагой не бросил. Мужики начали еще стрелять. Пьяный медведь крепко обнимая флягу косолапя и шатаясь, побежал к горе. Таежник в суматохе кричал мужикам, чтобы стреляя в медведя, не попали во флягу, переживая, что брага вытечет. Мужики не слышали его и в азарте продолжали палить из всех стволов. Медведь петлял, сворачивал, спотыкался, но не падал и флягу с драгоценным напитком не бросал. Брага во фляге, аппетитно плескалась, и медведь по каменной россыпи ловко стал забираться на вершину горы. Мужики остановились, ни кто не хотел ломать ноги в курумах, из огромных и острых камней. Погоня прекратилась в ожидании, когда медведь с флягой подымится на гору, что он будет делать. На вершине медведь уютно сел на краю скалы, продолжая отпивать веселящий напиток, громко запел. Мужики, сглотнув слюну и разочарованные неудачей, вернулись домой. Всю ночь пьяный медведь ревел песни на вершине гольца и в распадках, ломая веки и сучки, бесцельно бродил. Дебошир наткнулся на волчье логово. Волчицу ранили браконьеры петлей, а щенков разобрать не смогли. На маленьких волчат и вышел пьяный медведь. В беспамятстве медведь устроил побоище. Один волчонок убежал и остался один в тайге. Таежник сидел у подножья горы и плакал от обиды. В слезах он давал себе зарок, что больше в рот не возьмет спиртное, и бросит пить навсегда. Многократно повторяя эти слова, поплелся следом за медведем.

      Он нашел медведя у разрушенного волчьего логова. Медведь крепко спал. Первая мысль, которая родилась в голове таежника: «Только безумный пьяница смог обидеть волков». Таежнику стало противно, раскаиваясь, что во всех пьяных бедах он виноват, привязал у логова желтую ленточку. Вдруг он заметил совсем маленького исхудавшего волчонка в тайге. Живое существо настороженно, но с интересом подошло к логову, понюхало и рванулось обратно в тайгу и вновь вернулось. Маленький красивый серебристо-серый дикарь, оскалившись, рычал на человека. Таежник всегда любил волчат и мечтал их приручать и стал ласково разговаривать со зверем, как с членом одной стаи. Малыш не убежал и позволял себя гладить. Заботливый таежник не смог бросить его на верную смерть и принес дикого волчонка в свой таежный чум.

      - Прирученный волк, намного благородней собаки, а приручить дикаря можно если кормить и воспитывать не жалея сил и энергии. - Говорили мудрые старики.

      Таежник внимательно наблюдал за малышом. Обратил внимание на внешний вид, повреждений не обнаружил. Достал немного мяса белки, и заметил, как волчонок встрепенулся от дикого запаха и стал внимательно смотреть на таежника. Ему сразу понравилось поведение малыша, он двигался легко и ровно, он был активен, любопытен и игрив. Оказывал к таежнику дружелюбие и расположение. У всех собак охотничий почерк разный, но у волчонка таежник читал признаки универсального таланта и умения.

      - Хорошо будет работать в тайге, - подумал таежник.

      Поначалу они общались в игровой форме, как члены одной дружной стаи. Таежник аккуратно стремился сделать его послушным, как собаку, и в то же время сохранить его индивидуальность и лучшие природные качества - выносливость, скорость, силу, острый нюх. Воплощать эту мечту в жизнь удавалось, вместе участвуя в учебной коллективной охоте. Вскоре волчонок просто привык к таежнику. Он не сидел на поводке, а бегал везде, его даже дикие звери не обижали, добычу не отнимали.

      В составе одной охотничьей компании - стаи с таежником, прирученный волчонок понимал все команды и жесты не хуже собак. У кочевого костра, таежник справедливо делил пищу, незаметно лучше подкармливая волчонка. Таежный друг был равноправным товарищем на охоте, и днем и ночью охранял человека. Привязывая оберегающую белую ленточку, таежник прижал малыша из дикой природы к сердцу и придумал для любимца имя Барбитай, с надеждой, что оно принесет новой стае таежное счастье.

суббота, 26 мая 2012 г.

Удуг-Саньчыг






Неожиданно упал лучик лунного света,
На загорелое лицо засыпающего Кара-Чогду,
Задев сокровища сердец и воспоминания.
Время потекло облепляющими вязкими туманами,
Кочующими с родовыми Священными оленями,
По хризолитовым склонам, покрытым можжевельником.

"Удуг-Саньчыг(Клонит ко сну). Тофалария". (Боканаев Алексей, род Кара-Чогду). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Танец черного гуся

      Кочуя по уникальным местам Центральных Саян, с охотником и таежным кочевым оленеводом из рода Чогду, мы приблизились к Священным Скалам с нанесенными на них рисункам. Восхищенный их величием и красотой, я вежливо попросил старого таежника рассказать, как он понимает вечные сюжеты наскальной живописи. Таежник внимательно осмотрел наскальные рисунки, и мысленно общаясь с духами, озвучил свои впечатления.

      Невольно задумываешься, откуда таежник кочевал в Саяны? Зачем привела пропа к вершинам гор, к туманным перевалам, и к осыпям камней на склонах гольцевых? К охоте на изюбря с собаками по насту, и к каменистым речкам вперемешку со мхами? В чем смысл его дневных перекочевок, в умении выжить или увидеть красоту?

      Старики верили, что жизнь присутствует во всем окружении. Душой наделены камни, деревья, скалы, воздух, река, земля, то есть всё вокруг. Я почитаю духов Хозяев Тайги, горы, воды, неба, Священные скалы с наскальными рисунками, где предки запечатлели свои мифы, обряды, поверья, посвященные жизни сложившейся в далекие времена. Рисунок передача прекрасных чувств и история таежников.

      Наскальное полотно нанесено на вертикальной скале, темно красного цвета камне. Скалы с рисунками обращены к воде реки Уда в спокойном ее течении и отражаются в воде. Хорошо освещены солнечным светом и написаны естественными красками, охрой красных тонов. Фигуры Оленей и Гуся изображены в профиль, а человек показан анфас в движении, над головой солярный знак.

      Охотники и таежные кочевые оленеводы почитают Черного Гуся, как Священную птицу. Гуси оставили след в мировосприятии охотников. Гусь Хозяин Неба спустился в водный океан, чтобы создавать свой дом-гнездо. Гусь плавал, нырял, доставал со дна океана камни и создал горы, назвал их Саяны. Прекрасная тундра и гора Алхадыр понравились Гусю и он сделал их своим любимым местом кормежек, дневок и ночевок. Небесная Птица снесла чудесные яйца: луну и солнце. Из солнца появился Солнечный Олень, а из луны появился Лунный Медведь, прогоняя солнце с неба оставлял следы, звездочки на небе. Летал Гусь днем и ночью, Медведь и Олень помогали ему. Бродяга Лунный Медведь всегда догонял убегающего по небу Солнечного Оленя, но однажды он сильно приблизился и от золотого блеска глаза его ослепли, не заметил Черного Гуся и когтями поцарапал крыло. Раненная Небесная Птица, зацепившись о скалы вершины горы Алхадыр, покатилась в низ, сдирая свои перья об острые камни. Камни горы осталась без ягеля и багульника, они почернели от перьев Птицы. Без перьев Небесная Птица превратилась в девушку и не могла возвращаться на небо, осталась на черных камнях горной тундры. Лунный Медведь сожалел, что ранил прекрасное создание и кинулся вниз, сдирая шубу о скалы, спасать Небесную Птицу. Без шерсти он превратился в охотника. Вместе они основали стойбище. Птица - девушка окрепла, поправилась. Медведь - охотник был восхищен ее красотой и взял ее себе в жены и вскоре появился род таежников. Кочующий по небу Солнечный Олень пожалел таежников и подарил покрытых золотистыми пятнами маленьких оленят. С оленями род Черного Гуся в день летнего солнцестояния поднимается на гору, чтобы поблагодарить Солнечного Оленя и вспомнить путь, по которому спускались с небес по скалам Небесная Птица и Лунный Медведь.

      Черный Гусь и сегодня хозяин весеннего неба и таежников. Чогду ощущает свою связь с Черным Гусем, мифическим предком, и пользуется силой птицы, ее интуицией. Личная приязнь и родственное ощущение запрещает Чогду уничтожать и употреблять Гуся в пищу. В охотничьих обрядах посвященных Священному Черному Гусю, Чогду благодарит за защиту и покровительство, делая подношения в виде еды, питья. На местах перелетов возносят просьбы, изготавливая своими руками амулеты Священной птицы. Амулеты носят на груди. И если Черный Гусь покровительствует, Чогду всегда мудр и вынослив, умеют беречь силы и не теряет самообладания. Самые Священные амулеты хранились в мешочках, на шее у Великой головы Шуленга, и предназначалась для танца Черного Гуся - церемонии звероловов Дарга на Суглане, в день зимнего солнцестояния. Во время танца возносилась совместная молитва, в которой спрашивалось благоденствие, здоровье и удача в охоте.

      В сюжете наскального полотна нарисован вверху, посланник небесного мира, птица Черный Гусь, стада Оленей разных родов. Центральное место занимает танцующий Танец Черного Гуся человек с солярным знаком Великой головы. Зто день летнего солнцестояния, когда наблюдается самый длинный день. В низу справа, приметы мира земли, следы медведя, Хозяина Тайги, несущие силу природную, защиту, мудрость. Родство Хозяина леса и таежника, со следами когтей на одной кочевой тропе напоминает энергию оберегов. Главным героем Наскального полотна остается домашний северный Олень, который есть солнце, а солнце есть Олень, вместе согревая всю Тайгу, кочевой образ жизни от лютой стужи. Северные Олени кочуют по границам небесных океанов, отражая глазами бездонное небо, грудью раздвигают наплывающие облака в день весеннего равноденствия. В этой бескрайней вселенной таежный кочевой оленевод вечно охраняет Солнечных Оленей дающих жизнь, пищу, одежду и кров. В день летнего солнцестояния наблюдается самый длинный день и человек совершает обряд посвящения Хозяину Гор самого сильного и крупного оленя. В торжественном Танце Черного Гуся, под звуки Хомуса, Оленю на шею вешает ремешок, к которому привязывает много разноцветных ленточек Джалама. Каждая ленточка просит помогать оберегать стадо оленей. Сколько ленточек у Посвященного Оленя, столько и Оленей в стаде. Посвященного Оленя называют Солнечным, на этом Олене запрещено ездить верхом, перевозить грузы и спиливать ему рога. Ходит красивый Олень свободным по высокогорной тундре в вершинах Саян и вольные ветры развивают цветные ленточки вокруг его шеи, напоминая лучи солнца. Он тропой измерят глубины небесного свода, ровняясь созвездиям, плывущим в вечных снегах. Священная Птица Черный Гусь Хозяин Неба и Лунный Медведь Хозяин Тайги, помогают таежнику в танце кочевника, вечно вращаясь в небесной бесконечности.

Хуруг-Ой






В отрогах горного хребта Большой Саян,
Речная протока Хуруг-Ой серебрится шугой,
Резкий холод сползает с острия белка,
В снежной пыли гольца растворился Ирбис,
На естественные солонцы вышел самец кабарги,
Одевая лыжи - гольцы покрытые камусом,
Чептэй подымается вверх по родовому ключу,
Нарезать мясо изюбря лентами для вяления.

"Хуруг-Ой. Тофалария". (Тулаев Сергей, род Чептэй). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

Тайна следов Лунного медведя

      Пройдя многочисленные броды и туманные перевалы, мы с кочевым таежным оленеводом из рода Чептэй вышли в верховья реки Желоса и увидели большое количество следовых дорожек медведя. Следы были повсюду, на мокром снегу, иле и мягкой глине. Они были протоптаны в разных направлениях и часто пересекались.

      Нас окружала беззвучная тишь Священных Саян, белизной вечных снегов играло горное солнце, в красках заката золотится зубчатый хребет Хан-Бургут, подпирая жемчужной луной залитый лазурью небосвод. Трудно было разлучить обнявшихся землю и небо. Мы кочевали по следам жизнедеятельности медведя, уже вышедшего из берлоги. Братишка вел себя как хозяин в тайге, в то же время очень аккуратно и скрытно. Рассматривая и ощупывая каждый след, следопыт распознавал пол, возраст, размер медведицы и пестунов, продолжая читать тайны и загадки их жизни. Свежесть следов не вызвала сомнения, они ночные. Питалась семейка из четырех медведей черемшой, восстанавливая силы. Летом медведи растят медвежат, набирают вес для зимней спячки в берлоге. И пока зверь не заляжет в берлогу, духи не разрешают охотятся. Следопыт к медведю относятся с уважением, верит, что у братишки человеческая душа.

      В таежной жизни Центральных Саян, следопыт общается со всеми существами: скалами, водой, птицами, зверями, ветром, кедровой хвоей, плывущими облаками – для него они все живые. При встрече следопыта с первым дуновением осеннего ветра, он приветствуют его как брата. Как к родным братьям он относится и к животным, он здоровается с бродягой медведем, как с лучшим давним знакомым. Медведь родственное животное и с ним связана культура годичного цикла охотничьих обрядов. В Мир мифов и обрядов входит богатая картина легенд, мыслей призвания духов удачи, амулетов, рисунков. В видениях старого следопыта, вращаясь, земля Саян врастает в небо, и только медведи знают, кочуя по перевалам, как играют звезды, сияющие над седыми горами, и тяжело дышит длинный хвост кометы, пролетающей над Саянской грядой. Серебрится луна, отраженная в снеге, и солнце греет гранитный камень скал, и обжигает с хребта колючий ветер, и дают надежду мифы. В этом первозданном мире, где не отвлекают пустые проблемы, старик с удовольствием рассказал таежные истории.

      Священная птица Черный Гусь, создала Саяны. Прекрасные горы понравились Гусю, он сделал их своим любимым гнездом, и снес небесные яйца: луну и солнце. Из солнца родился Солнечный Олень, а из луны родился Лунный Медведь, ему на небе было тесно, и стал прогонять Оленя. Солнечный Олень убегал быстро и на следующий день, вновь возвращался. В этой погоне Лунный Медведь всегда отставал. Сильному зверю захотелось иметь на своей лапе большие когти, как пальцы у человека, с ними он надеялся поймать Солнечного Оленя. Да имей такие когти, он бы всю землю перевернул, среди всех зверей главным стал. Медведь пришел к Черному Гусю, и просил, чтобы тот наделил его когтями. Подумав, Черный Гусь предвидел, что Медведь с большими когтями много лишнего наделает на земле и небе. Запугает Оленя и всех зверей, переломает тайгу и разроет горы. Но, несмотря на сомнения, дал медведю когти, а оленю дал рога лучи, чтобы его издалека все видели. И дал наказ медведю, помогать кочевому оленеводу, сохранять порядок, не позволяя бездумно уничтожать таежные ценности. Согласился с условиями Черного Гуся и получил Лунный Медведь пять когтей, напоминающую ладонь человеческой руки. Радостный стал бежать за Солнечным Оленем, когтями оставляя много следов на небе, а они превращались в яркие звездочки.

      Кочевые таежные оленеводы и охотники Саян произошли от Небесной Птицы Черного Гуся. Утром бродяга Лунный Медведь вновь захотел догнать убегающего по небу Солнечного Оленя, но от золотого блеска глаза его ослепли, не заметили Черного Гуся. Острыми когтями поцарапал птице крыло. Раненная Небесная Птица, зацепившись о скалы вершины горы Алхадыр, покатилась в низ, сдирая свои перья об острые камни. Черные камни горы осталась без ягеля и багульника. Без перьев Небесная Птица превратилась в девушку и не могла возвращаться на небо, осталась на черных камнях горной тундры. Лунный Медведь сожалел, что и кинулся в низ спасать Небесную Птицу сдирая шубу о скалы. Без шерсти он превратился в охотника. Вместе они основали стойбище, где и появился род таежников. Кочующий по небу Солнечный Олень пожалел таежников и подарил покрытых золотистыми пятнами маленьких оленят. С оленями род Черного Гуся в день летнего солнцестояния поднимается на гору, чтобы поблагодарить Солнечного Оленя и вспомнить путь, по которому спустились с небес по скалам Небесная Птица и Лунный Медведь.

      Вера в чистоту снегов, и в глубину небес бездонных, и в высоту гольцов покрытых галькой, и в тайну протоптанных в тайге следов, и в амулеты снов и не дает сомнений, когда сему живому дают медвежьи имена. Таежник считает Лунного Медведя предком рода, старшим родственником и избегает называть его прямым именем. Ласково обращались к нему: Ирезан, Хозяин, Ире-Ан, Хозяин горы, Учу, Зверь, Кара-Ан, Хозяин Тайги. Охотник любит разные медвежьи имена, и дает их сильным людям, выносливым собакам, лекарственным растениям, упругому ветру, снежным лавинам и грозным небесам: Ирей, Черный Медведь,Карлыг-Салбар, Снежные Когти, Дээри-Шыйдынга, Небесный След, Медвежье Ухо, Лунный Медведь. С этими именами он мастерит разнообразные охотничьи ножи и амулеты. Самые популярны амулеты Лунного Медведя. Священные обереги изготовленные из шкуры, клыков, лап и когтей украшают одежду и жилище рода, приносят счастье, помогают учится способам выживания.

      Я задумчиво сидел у кочевого костра, неожиданно упал лучик лунного света, на загорелое лицо Следопыта, задев сокровища его сердца и воспоминания. Как шел он с собакой по снегу к берлоге, и время текло облепляющими туманами и запах земли издавал рыхлый снег. Снежинки замедляли полет, рассматривая, кочующие по горным перевалам тучи, причудливо раскрашенных в цвета земли и неба.

      В годичном цикле охотничьих обрядов, самый желанный у Следопыта, медвежий праздник. Следопыт не любит хитрые капканы и петли, он промышляет с ружьем и собакой Алактаем. Необходимо добыть медведя, не оскорбительным образом, чтобы все другие медведи считали будущую поимку и охоту на них почетной. У него с Медведем родственная душа и важно сохранять живую связь с духами общих предков, к которым Следопыт постоянно обращаются за помощью и поддержкой. Следопыт приметил берлогу заранее, ещё осенью во время охоты на соболя. Помолившись Хозяину Тайги, попросив прощение и разрешение, чтобы духи удачи дали добыть мясо для его рода. Собака нашла берлогу и разбудила медведя. В выскочившего из берлоги медведя Следопыт добывает для пропитания. Обследовав берлогу, нет ли в ней других медведей, он очень бережно приступил к церемонии раздевания. Попросив разрешения у духов, осторожно снимает шубу с брата. Голову и лапы с когтями, с уважением и почестями бережно положил на берлогу в направлении луны, поблагодарив духов тайги за удачную охоту. Мясо, жир, шкуру повез на стойбище, устраивать для всех, вкусный медвежий праздник.

      Следопыт взял самое необходимое для пропитания рода, свято веря, его предки, живут и в Медведе, для него не наступил конец, он продолжает жить в потомках, маленьких медведях. И как рождается новая луна, родится новый Лунный Медвежонок. Полной грудью, вдыхая мягкий снежный туман, удивленно рассматривая блеск завораживающих горных вершин, в первый раз улыбнувшись, скажет Мама. Это будет его день рождения, и древний род, на Млечном пути неба Саян, увидит новые следы, яркие звездочки.

пятница, 25 мая 2012 г.

Дарлик


На перекатах шумно перетекает каменистая речка,
У таежной горы покрытой кедровым лесом,
Кочевой костер не погас на опустевшем стойбище,
Одинокий Кара-Чогду перетирает созревшие шишки,
Вылущивая бурундуку кедровые орешки,
Положив на хвою и стланик ягоды шикши.
И виден снегопад на аквамариновом перевале,
И гребень крутого хребта в небесах растворился.

"Дарлик. Тофалария". (Киштеева Марина, род Кара-Чогду). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

Солярные точки

      Олени лениво кочевали вдоль Джуглымского хребта, по Кадайку и Бургутую к озеру у истока Няндермы, отражая глазами край бесконечно синего неба и Нижний Нянгояк. Во время перекочевок по сакральной тропе, соединяющих родовые стойбища, Охотник и кочевой оленевод таежник Чогду внимательно сверял свой путь с Полярной звездой, Луной или Солнцем. У озера он выбрал место для Святилища, развел огонь кочевого костра от уголька последнего стойбища кочевников Центральных Саян.

      Таежник не жил оседло, ежедневно он вставал, жил и ложился по солнечным часам, естественно, в соответствии с окружающей его природой. Внутренний ритм времени таежника совпадал с космическими часами, и он приступил к разметке родового Святилища для обрядов поклонения небесным объектам, Солнцу и Луне. Таежник стремился познать и согласовать свою жизнь с их основными ритмами.

      Он терпеливо ждал день летнего солнцестояния. В июне Солнце не восходит на востоке, и не заходит на западе. Солнцестояние, один день в году, когда высота солнца над горизонтом в полдень максимальна. Летом Солнце появляется на северо-востоке, а заходит на северо-западе. Таежник собирался камнями надёжно отмечать священные точки. Солнце, словно восходило на вершину почитаемой его племенем Черного Гуся горы. На это движение откликалась природа. Вокруг всё цвело и благоухало. Происходило множество чудесных вещей. Таежнику казалось, что цветы, камни и светила в тундре беседовали друг с другом. В течение нескольких соседних дней полуденные высоты Солнца почти были неизменны. После этого дня начинается спуск и напоминал переход Солнца через вершину горы.

      Над горой повисла темная безоблачная сжатая до предела ночь. Это была самая короткая ночь в году - ночь летнего солнцестояния. Таежник любовался звездами. Вдруг, над головой, словно сорвавшись с бесконечности, летели по небу яркие звезды и мгновенно исчезли. На мгновение, оставив слабо светящиеся следы в виде тонких ниточек. Таежник знал, что фаза Луны меняется каждый день. Вот появился на вечернем небе в западной его части узкий серп Луны, а через неделю превратится ровно в половинку. Пройдет неделя, и на небе засияет полная Луна. Спустя неделю, от полной Луны останется половина. Пройдет неделя и сияет тонкий месяц Луны. Таежник подмечал изменения высоты Луны при разной фазе. Зимними ночами полная Луна поднимается высоко над горизонтом, в то время как короткими летними ночами подсвечивает небо с юга, проходя на столь малой высоте над горизонтом, что ее трудно рассмотреть за высокими пиками гор. Растущая Луна до первой четверти весной поднимается высоко-высоко над горизонтом, а вот осенью ходит низко. Со стареющей Луной все наоборот. Таежник камнями отмечал эти Священные точки и по светилам делал долгосрочный прогноз погоды. Приходится интервал Высокой Луны на летнее солнцестояние - все это способствует тому, чтобы установилась отличная летняя погода. Если на летнее солнцестояние совпадает с периодом Низкой Луны, то ожидать надо переменной, неустойчивой, изменяющейся погоды. Внезапно и загадочно на небе появилась космическая странница. Хвост у странной звездочки, начал растягиваться через все небо, и направлен был в сторону от восходящего Солнца.

      Утром Солнце встало на востоке, днем достигло высокой точки — зенита, а вечером зашло на западе. Таежник терпеливо и настойчиво наблюдал за движением Солнца по небу, и узнавал много интересного. Оказывается, у Солнца в разное время года разное расписание движения. Зимой оно восходит поздно, а заходит рано. Зимняя долгота дня всего-то часов семь. Летом, наоборот: Солнце появляется на небе очень рано, а заходит поздно. Путь Солнца по небу длится больше. Солнце поднимается в полдень летом выше, чем зимой. Наблюдать за движением Солнца помогает Обо, вертикально сложенные камни. Тень от Обо бывает самая короткая днем, когда Солнце находится в самой высокой точке своего пути. Это полдень. В полдень Солнце всегда на юге. За спиной север, справа - запад, слева - восток. Каменные Обо и Солнце служат компасом для таежника. Два раза в год, в марте и в сентябре, Солнце восходит точно на востоке и заходит точно на западе. Это дни равноденствий, когда день по длительности равен ночи. В марте - день весеннего равноденствия, начало астрономической весны. В сентябре - день осеннего равноденствия, начало астрономической осени. Таежник каменными лучами отмечал точки восхода и захода солнца в эти дни в Керексурах, наскальных рисунках, обо, каракши, выкладках, воротах. В сентябре время гона быков Северного оленя. Появляются одинокие дикие Северные олени, они иногда уводят из стада оленух. Таежник ожидает их, допуская диких самцов в гон, что бы яловость маточного поголовья из-за недостатка производителей не была большой. У быков рога спадают спустя некоторое время после гона. В этот день свет и тьма разделяются поровну. Начиная с осеннего равноденствия Солнце, постепенно теряет свои силы, с каждым днем света становится все меньше. Астрономическая зима начинается в декабре. В день зимнего солнцестояния солнце поднимается на наименьшую высоту над горизонтом. Начинается Новый год и день перекочёвки на Суглан, считался счастливым днем, началом новой жизни и обновления природы. Таежник на кочевом костре выпекал пшеничную лепешку по форме напоминающую Солнце, это был день, когда Солнце завершало свой годовой цикл и возвращалось вновь.

      В этот день летнего солнцестояния Солнце появилось на северо-востоке. Таежник отметил на новом Керексуре, эти Солярные точки каменными лучами, а на амулете рисунком. Они позволили ему надежно ориентироваться и сверять свой путь во время ежегодных перекочёвок с Северными оленями и походов на далёкие расстояния в высокогорной тундре в вершинах Саян. Давали знание точного времени наступления начала года, обрядов добывания удачи и необходимого времени для подготовки и проведения сезонной охоты.

      Сегодня день летнего солнцестояния совпал с днём новолуния и солнечным затмением. В детстве таежник видел, как Лунный диск не закрывал Солнце целиком, оставляя на небе "огненное кольцо". Помнил частично закрытый Луной солнечный диск, "солнечный месяц". Сегодня на небе появился черный круг в обрамлении сияющей короны. Таежник вдохновенно рассматривал красоту Солнечной короны. Бардовые протуберанцы и тонкие неземные оттенки розового, и блистающие детали короны притягивали его взор странными красками. Пролетали царапающие Солнце хвостатые кометы. Околосолнечные кометы проносились, направляясь к Солнцу, зажигая звезды. Медленно сумерки сгорали огнем красной зари, и Солнце вскоре предстало, во всем своем величии светя почти белым светом, окрашивая вершины гор жёлтыми оттенками. Эта космическая картина Мира отражалась в чистых водах горного озера. Близость двух светил, их соединение и отражение давали таежнику возможность вдохнуть жизнь в созданные им Священные сооружения, наполняли силой осуществления все желания. Внутренний настрой таежника объединялся сознательно Золотом Солнца и подсознательно Серебром Луны. Из уходящей самой короткой Лунной ночи пролился над таежником мелкими каплями освежающий моросящий дождик. Далеко сверкнула на мгновение вспышкою молния. В сердце таежника засветились самые смелые кочевые надежды, несущим свет восходящим по тропам перевалов и вершинам гор Солнцем, сияющим над Саянами.

четверг, 24 мая 2012 г.

Арыскан-Ой


В воде Арыскан-Ой отражаются снежные гольцы,
В глубокой излучине реки плещется игриво хариус,
У завала валежника протоптаны звериные тропы,
Вокруг солонцов растет полевой лук и щавель.
Вспоминая украшения в виде свисающих лент жены,
Под нижней толстой ветвью кедра с шишками,
Охотник спрятался в засидке на изюбря.

"Арыскан-Ой (Ручей в лесной гари). Тофалария".(Торгоев Сергей, род Тырк-Хаш). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Душевное спокойствие

      Поклоняясь солнцу и луне, живущих в глубинах Вселенной, как Священных животных почитал таежник Чогду оленей и крайне бережно с ними обращался. Из Священного яйца Черного Гуся родился Солнечный олень. Сначала он был серым и невзрачным. Черный Гусь одел его в золотистые ленточки Джалама и осыпал золотым песком. Солнечный олень, впитав в себя лучистую энергию золота, стал великим светилом, согревающим все живое в Саянах.

      В прошедший год случился сильный падеж прирученных оленей. Зима выдалась холодной, длинной и снежной, засыпав все перевалы, отрезала таежника от внешнего мира. На летнем стойбище заболели олени копытной болезнью, поселились в них болезнетворные духи. На кочевках ослабленных оленей давили волки, забирали, как принадлежащую им добычу. Попав в тяжелые условия, таежник был принужден, чтобы не умереть с голода, колоть оленей, повредивших спину или ногу. Гибель оленей от зверей заметно убавила их количество в стаде. Малочисленность оленьего стада, заставляла таежника думать, как пополнить эту ситуацию к лучшему. Было большое желание приобрести новых оленей. На соболей можно обменять хорошего быка и придачу еще взять седло и охотничий нож. И дать оленю имя Ак-гудай – красавцу белому оленю и с удовольствием привязать тряпочные оберегающие ленточки ему на рога. Мечты таежника были похожи на красивую сказку. Погрузившись в сладкие фантазии, таежник кочевал по бассейну среднего течения каменистых рек, по русловым и террасным отложениям. Под ногами искрами блестели россыпные песчинки золота. По зернышку, крупица за крупицей, постепенно, поэтапно, медленно прорастая из посеянных зерен добрых дел солнца в песок трудных кочевых троп. Таежник равнодушно шагал вдоль прозрачного ручья. Вдруг ноги и руки перестали его слушаться. Он остановился. В груди забилось сердце, при виде большого количества золота захватило дух. Истинное огромное богатство появилось неожиданно и все сразу. В хрустальной воде лежали самородки, золотые пластинки весом по две сотни грамм. Золото было с благородными серебристыми оттенками, и одновременно напоминало капли слез солнца и луны.

      Быстро пришли мечты о великом богатстве и вечном беззаботном счастье. Робко напевал в самую душу ветер музыку детства и слова стариков, что кочевые таежные оленеводы охотники золото с земли не подымали, это отвлекало их от оленеводства и пушного промысла. Но самородки золота соблазнительно светились и горели, играя светлыми и темными гранями. Они и в воде, отражали лучи солнца, свет неба и одновременно рисунок волнующегося сердца таежника, переливающегося светлыми и темными поступками. Блестящие, отливающие мягким желтым цветом самородки заманчиво манили иллюзией будущего счастья, но тяжелые камешки невозможно было поднять рукой. Блеск иллюзии счастья играл в убегающих волнах и игриво шелестел ветер хвоей.

      - Живи богато, - говорило сердце.

      Таежник не спешил, он старался не сотворить никаких глупостей, он понимал, что сегодня он одновременно и нищий, и богач. Он боялся, что дух жадности и алчности войдет в его сердце вместе с ужасными страхами.

      С трудом таежник оценивал разницу между неограниченными желаниями и реальными нуждами повседневной жизни. Таежник решил наклониться к самородкам. Тугой ветер разыгрался настолько, что начал раскачивать на груди ленточки и оберегающий амулет душевного спокойствия, так сильно, что амулет упал на воду и закрыл собой золото за прозрачной глубиной. Тяжелые камешки невозможно было поднять рукой. Таежник отпрянул назад.

      - Хватит того, что есть, - сказало сердце одумавшись.

      Таежник отпрянул назад. Амулет лег обратно на грудь таежника. Золотые самородки вновь заблестели перед глазами, но таежник понял, что ничего не принадлежит ему: ни горы, ни олени, ни даже собственная жизнь. Ему все это дано во временное пользование, при условии, что он достойно и правильно использует в целях общего таежного блага. В нем медленно появлялась внутренняя сила, благоразумие и бескорыстие. Желание быть удовлетворенным при любых обстоятельствах. Самородки лишь зеркально отражали все вокруг, а восходящее солнце над тайгой, зажигало свет в его сердце и поддерживало тепло.

      - Открыто миру мое сердце? - подумал таежник.

      Таежник поднял голову и посмотрел вокруг. На гольцах царила тишина, пирамидами возвышались изумрудные кедры и белые снежники гор, на фоне чисто синего неба. Первозданный таежный мир был достаточно велик и очень хорош. Окруженный лазурной бесконечностью неба на вершинах гольцов, снег отражал солнечные лучи. Пели песни ветер и птицы. Яркими красками расцветала золотая таежная осень. Самосветящийся таежник почувствовал себя очень легко и хорошо, он становится наполненной счастьем и свободой личностью. Он внутренне обрел сокровища собственной души в приисках своего сердца и чувство достатка и благополучия. С радостью и любовью кочуя по бескрайним просторам Центральных Саян, ему оказались не нужны для счастья какие-то внешние вещи. Таежник понял, что счастье приходит само из сердца.

Дучээр





Мягкий рыхлый снег ложится крупными хлопьями,
На гольцы и лес на равнине в пойме каменистой реки,
Кочевнику Кара-Чогду снится сладкий сон,
Оставшемуся одному на опустевшем стойбище.
Нерастраченная нежность и отроги Саянского хребта,
Золотисто - рододендровые участки горной тундры,
Обо, рисунки Оленных камней, лучистые Керексуры,
Амулет и оберегающие лоскутки матерчатой ленты,
Кедровый стланик, ерников редколесье и шикша,
Жимолость, потоки сознания и воспоминания,
Верховик, туманы, Бурхан, утренний заморозок,
И опавшая на землю прошлогодняя кедровая шишка.

"Дучеер(Видеть сон). Тофалария". (Торгоева Полина, род Тырк-Хаш). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

Календарь зверолова.

      В предрассветной заре гор, художник писал портрет таежника из племени Черных Гусей, сидевшего у кочевого костра возле чума. А рядом чутко спали преданные собаки, и чуть дыша, осторожно, тише облака, в туманной пыли гольца шли олени каменистыми тропами по отрогам Большого Саянского хребта. Руки кочевого таежника пахли ягодой дикой черной смородины, а его грудь украшал необычный древний амулет. Почувствовав, что художник заинтересовался реликвией, старик рассказал об амулете.

      Промысловый животный мир в горах богат и разнообразен. Поэтому здесь сохранились охотничьи обряды добывания удачи и обычаи бережного отношения к охотничьим угодьям. Таежник постоянно вел наблюдения о повадках и условиях жизни животных, на которых охотился и выживал в суровых горных условиях. Приручив Северного оленя, определил постоянные маршруты, связанные с местами отела и гона, в сочетании с сезонным перемещением промысловых животных, сохранял кочевой образ жизни. День от ночи кочевник отличал по солнцу и звездам, а природные сезоны по признакам. На гольцах зацвел багульник - ловится таймень, утки потянулись с юга на север, скоро перекочевка оленьих стад. Оленеводство, охота, ориентирование в пространстве и времени, привлекли внимание охотника к небесным явлениям, к наблюдениям за перемещением Солнца, Луны. Ночуя у кочевого костра, смотрел на небо, рассматривал звезды, взошедшую луну и встречал восход солнца. Фиксировал камнями места восхода и захода в дни солнцестояний и равноденствий, а также положения высокой и низкой луны. Солнце зимой низко над горизонтом ходит, а летом высоко. Зимними ночами полная луна поднимается высоко над горизонтом, в то время как летними ночами проходит на малой высоте. Растущая луна весной поднимается высоко над горизонтом, а вот осенью ходит низко. Таежник открыл период времени и по светилам считал дни. Таежник изготовил амулет Календарь Зверолова, подвеску с точками, закрученными в спирали. Кочуя в соответствии с ритмами небесных светил, рисовал животных, циклы миграции и время удачной охоты. Вовремя перегонял стадо оленей на новые пастбища, ориентировался на местности, определял время наступления дожей и туманов, предвидел наступление зимы или лета.

      В январе тайга покрыта снегом. Все животные прячутся от холода. Спит бурый медведь. Это время охоты на берлоге. Таежник не любит хитрые капканы и петли, он промышляет с ружьем и верной собакой Алактаем. С ее помощью находит берлогу, а при неудачном выстреле собака не даст медведю уйти или спасет жизнь охотнику, отвлекая хищника на себя. Попросив разрешение у Хозяина Гор, чтобы духи удачи дали добыть жирное мясо медведя, охотник на олене приблизился к берлоге. Спустив собаку, слез с оленя и стал ждать у берлоги, становясь ближе к выскочившему зверю, где легче попасть в него пулей. Охота началась трудно, зверь лежал неудобно и разбудить его, под кривыми корнями вывороченного дерева, оказалось нелегко. Собака работала у входа берлоги, и по ее поведению таежник судил, как ведет себя медведь. Зверь проснулся. Выскочившего из берлоги медведя таежник ранил и немного дал собаке потрепать его, аккуратно добил. Раненного зверя долго нельзя мучить, это не любят духи охоты. К добытому братишке таежник подходил осторожно. Случается, зверь прикидывается мертвым, а собака на глубоком снегу не так поворотлива и не всегда сможет спасти охотника, если он слишком близко подошел. Зверь оказался старой медведицей. Зверобой притравил Алактая проверить берлогу. Со старой медведицей находились прошлогодние медвежата и их охотник забрал живыми. Извинился, что снял шубу с брата. Взял с собою мясо и шкуру. А голову и когти на лапах, с уважением и почестями бережно оставил на берлоге, поблагодарив духов тайги за удачную охоту.

      В феврале восточный ветер дует, что есть сил у кромки леса, помогая охотиться на лося и изюбря, гоняя зверей по насту.

      В марте наступает весеннее равноденствие и кочует таежник на места наблюдения точек восхождения солнца, где громоздятся горы. Власть солнца с каждым днем начнет возрастать и природа вновь возрождается. Глухари собираются на месте токовищ, распуская крылья, и вырисовывая по снегу борозды- узоры.

      В апреле лазурь воды сливается с лазурью неба и в чистом дыхании гор бесконечного ряда, пушинками легкими летят на север стаи перелетных гусей.

      В мае раскат за раскатом и дождь зашумит с живительной силой над весеннею травой. Происходит отел домашних оленей. Таежник охотится на кабаргу, приманивая ее пикулькой. В конце мая пора кочевать тропою жизни к Белогорью в золотисто -рододендровую тундру в вершинах Саян. Летом опускаются тучи дождевые к подножию гор сплошной завесой, но надёжным ориентиром в пути для кочевника является различимые силуэты сооружений, сложенные из камней, расположенные определённым образом к сторонам горизонта. Такие камни одновременно часы, календарь, компас и жертвенники духам-хозяевам горных вершин.

      В июне горные вершины в дымке бирюзовой. Духи запрещают таежнику охотиться. Можно защищать оленей от нашествия мигрирующих стаей волков, которое иногда случается. С давних времен таежники почитают волка, видя в нем сверхъестественное существо. Они не убивали волков, думая, что остальные отомстят и истребят всех оленей. Волчат маленькими забирали с логова, которое находилось на территории охотничьего угодья. Оленеводы говорили о том, что волками распоряжается дух и позволяет задрать определенного оленя в стаде, когда матерая волчица приводит, учить охотится, молодых волчат. Поэтому подобные набеги волков на стадо часто расценивались оленеводами, как необходимая жертва, которая обязательно в будущем принесет удачу и потусторонние силы будут в дальнейшем оберегать оленей.

      В июле, пылает солнце, как расплавленный металл. Стоит охотник среди горных высот на рододендровом участке тундры, где цветы нежны и сказочно красивы, бережет оленей. В июне летнее солнцестояние, середина природного лета и самый длинный световой день в году, когда солнце достигает максимально высокой позиции. Таежник совершает обряд посвящения Хозяину Гор лучшего и красивого оленя. Под звучание Хомуса оленю на шею вешает ремешок, к которому привязывает разноцветные ленточки Джалама и просит оберегать стадо оленей. Сколько ленточек у Посвященного Оленя, столько и Оленей в стаде. Посвященного Оленя называют Солнечным, на этом Олене запрещено ездить верхом, перевозить грузы и спиливать ему рога. Ходит красивый Олень свободным по высокогорной тундре в вершинах Саян и вольные ветры развивают цветные ленточки вокруг его шеи, напоминая лучи солнца.

      В августе падает ночью снег на горах высоких, а на таежных речных долинах вырастают грибы. Среди ягеля и ползучей березки, на сплошном брусничном ковре появились бесконечные россыпи красных макушек подосиновиков, лакомство для оленей. Не в силах их удерживать в высокогорной тундре, перекочевывает с Белогорья на осенние пастбища. В это время таежник промышляет изюбря, кабаргу и сохатого, наслаждаясь тайгой. В это время в горах очень хорошо у гольца наполняющего вселенную мощью, и звезды обжигают мягким светом. В кедровом лесу на хвое, приятно сидеть, вдыхая пряный аромат ночных костров, вытянув уставшие ноги и не спеша спину греть. Поджаривать хариус, блестеть боковой стороной лезвия ножа изготавливая амулеты.

      В сентябре наступает осеннее равноденствие. В день солнцеворота ночь равна дню. Время вознесения благодарностей и таежник перекочевывает к своим родовым Святилищам в каменистую тундру, возносить просьбы и воздавать жертвы Даятелю пушнины и зверя. Где древние сооружения ориентированы по странам света. В своеобразных доисторических обсерваториях горизонтальной астрономии и отмечает места восходов и заходов светил. С их помощью определяет горные вершины и перевалы. С момента осеннего временного равновесия, власть солнца с каждым днем уменьшается. Саяны готовятся к зиме. Тучи спускаются вниз и собираются в стаи перелетные птицы, и начинается листопад. Наступает время гона быков Северного оленя. Появление одиноких диких северных оленей нежелательно, они иногда уводят из стада оленух, но таежник допускает диких самцов в гон, что бы яловость, ни была большой. У старых быков рога спадают после гона. В конце сентября с севера дует холодный ветер, и таежник кочует к месту проведения Малого Суглана, запасаться продовольствием для зимнего промысла.

      В октябре по первому снегу начинает терпеливо гнать драгоценного соболя по следу.

      В морозном и темном ноябре наблюдает метки и запоминает зимовочные укрытия берлоги спящих медведей.

      В декабре зимнее солнцестояние, самый короткий световой день, а ночи длиннее, таежник с добычей спешит на Суглан. В широкой и красивой долине, где подпирают небеса горные хребты, и притоки сливаются в реку Уду Саянскую. Где нет дорог, а перекочевка совершается верхом на оленях по тропам, проводится собрание охотников и таежных кочевых оленеводов всех древних родов. По окончанию Суглана, вновь охотник кочует промышлять медведя спящего в берлоге.



      Портрет лауреата

      В мире есть много прекрасных уголков, где жить одно удовольствие, а Тофалария настоящий островок счастья. Суровый и очаровательный край, где на горных склонах берут начало реки. Здесь укрывшись в труднодоступной местности, живут тихие люди, мудрейшее сообщество таежников. Ступая на кочевую тропу, они стремились к познанию ее объектов и явлений, осознали свою ответственность за поддержание экологического равновесия в природе. Если верить преданиям, они приручили Северного оленя. Их отличает скромность, искреннее радушие и невероятное бескорыстие. Единственное украшение – матерчатые ленточки красного, желтого цветов, привязанные к веткам деревьев, что развеваются от дуновений ветра, на фоне Вечного синего неба. Испокон веков Тофалария была местом поиска созвучия с природой, сюда отдохнуть душой, прилетают люди со всех уголков мира. Необъятные просторы гор, вековые снега, чистая вода, целебный воздух и природные творения вызывают удивление даже у бывалых поклонников экологического туризма. Плененные первозданной красотой, таежники осознают, что живут в диковинном крае и тонко понимают неповторимость ненарушенного мира. Соседи животных и растений редких или исчезающих, то есть ежедневно общаются с заповедной природой, частицей которой являются сами. Сердечно проникнуты чувством обожания, что нетронутая природа хрупка и с ней нужно обращаться бережно, не мешать возобновляться.

      - Все начиналось в 1980 году на перевале Хурэгтын-Дабан. В разнообразии красок багульника и снега, величественности скал и неба, манила тропинка украшенная цветными лентами. Та, в которой столько неизвестного, - сказал Русин Сергей. - Путешествуя, я понял, что у каждого таежника есть своя душевная гармония. Счастливые дети природы, просыпаются утром в хорошем настроении, радуются всему, что видят, всему, что их окружает. Такие люди не чувствуют своего величия и не наносят природе урон. Таежники умеют отдавать свои силы и душевное тепло, чтобы сохранилось в этом месте таинственное очарование и неповторимый дух древнего затерянного Райского уголка. Природа может существовать без людей, а таежники без нее не смогут.

      Герои творчества Руина Сергея позабыв о суете, кочуют по экологически чистому уголку нашей планеты, который таит в себе немало интересного. Присматриваясь к их жизни в горах, мы начинаем понимать, что природа - это действительно ценность. Здесь нерестится хариус, гнездятся гуси, медведь из берлоги вылез и счастливый таежник поёт про что, что видит оленей на фоне грандиозных панорам. Мы переживаем вместе с «Утхум», заботящейся о маленькой охотничьей собаке с больной лапкой и мы верим, что ее вылечит, и она станет преданным помощником. «Ишхэн Ехе-Нур» о сновидениях на стойбище под звездным небом, где снятся сны светлей снега на белках и ясного неба, сладкого пения птиц и прозрачных звенящих ручьев, где чуть дыша, осторожно, тише облака, в туманной пыли гольца кочуют олени по отрогам Большого Саянского хребта.

      - Тропа шла по перевалу Мусс-Даг–Дабан, - вспоминает путешественник. - Сменилась погода. Налетел холодный ветер. Хлестал косой, почти горизонтальный дождь. Каждый шаг давался с трудом. Очертания надежды, виднелись в темноте наскальными рисунками, и я увидел силуэты кочевых таежных оленеводов у каменных обо. Дождь и ветер исчезли внезапно, как появились. Я узнал этих вечных романтиков – на то глаз и сердце художника. Светился частично закрытый Луной солнечный диск. Перед взором начало лучится золотистым цветом полотно высокогорной тундры, наполняя Саяны ощущением жизненной силы.

      Творчество Сергея Русина своеобразное путешествие по миру красоты, впечатления от увиденных стран и экзотических ландшафтов. «Ия Саянская» утром на перекочевке расчесывающей густые черные волосы, вплетая украшение в виде лент, излучает искренность эмоций. "Урлыг" греет спину у кочевого костра. "Хиаи" заботливая хозяйка гор, пленяет жизненной силой и душевной простотой. "Холба" в окружении прирученных оленей и охотничьих собак, отвечавших за нежную заботу лаской.

      - Выбираю наиболее интересные места для посещения, а творчество освежает память о замечательном времени, проведенном в Тофаларии - обиталище сакральных духов Саян, помогает понять всё величие нашей чудесной планеты. Детей природы всегда слушать и рисовать интересно. Они очень непосредственны в живой реакции на искусство, - сказал автор. - Я, всегда запоминаю наизусть, мифы и сказки Тофаларские и повязываю ленточки в пользу благополучия. В походном рюкзаке храню дневники с таежными историями с вложенными с них душистыми цветами, перелётными листьями или амулетами подаренными таежниками.

      Это первая, иллюстрированная книга о Тофаларии с историями для чтения, расширяющая представление о том, какой мир загадок, который манит по ту сторону Саянских гор путешественников. Книга – это голос кочевника на тропах горной тундры и тайги, не выдуманные истории, а выстраивание фактов в последовательность, придающую им смысл, связанный с таежной культурой.

      Яркие краски синего неба Мус-Даг-Дабана и белого ягеля Чело-Монго привлекают внимание к поиску, личной истины со своенравной природой, перед которой человек не всесилен. В ней воспета гармония, чтобы каждый человек мог задуматься над тем, каким должно быть отношение к природе, не разрывающее связующие нити.

      . Таежный мир – это зеркало, в котором люди отражаются своими чувствами и поступками. Здесь нерестится хариус, гнездятся гуси, медведь из берлоги вылез и таежник с амулетом поёт про то, что видит оленей на фоне грандиозных панорам. В книге воплотилась мечта о том, как общаться, дружить и понять себя в таежном мире, иногда тихо сидеть у костра под звездами, ни о чем земном не думая, просто мило улыбаясь своим мыслям.




      Именно с прочтения книги, мы поняли, насколько родные Саяны красивы, гостеприимны и разнообразны, надо только выйти из дома и отправиться в путешествие, где заманчиво манят цветные ленточки, повязываемые у размытых тропинок. Колышет вольный ветер легкие ленты, они соприкасаются с отголосками древних обрядов, заставляют нас надеяться, что желание жить в согласии с природой начинает сбываться.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария