пятница, 16 декабря 2016 г.

Бродяга счастье


      Ходило-бродило кочевое бездомное Счастье по таинственным глубинам горной и небесной тундры на мир огромный смотрело хрустальными зрачками радостно и нежно. Ощущение себя в возвышенной бесконечности одинокою, чудное создание случайно встретило на запутанных тропинках унылых таежных кочевых оленеводов, охотников промысловиков и собирателей лекарственных трав. Не умели его принять люди, сомненья сердца жёстко грызли. Не умели слышать биение его сердца и хранить дивные мечты. Грустные таежники верить в счастье давно перестали и прозябали в чарах недосмотренных снов, вереницах видений и страдали в тихих воспоминаниях. Бесприютное Счастье не уходило, неощутимо сопело, очень долго по тундре, тихой поступью юной зари что-то искало, смотрело в глаза и прогоняло остатки страха, а улыбки дарило.

      На горном перевале у жилища духов, очарованное хризолитом небес, обернулось незримое Счастье Солнышком лучиками озаряя, отступили ненастья, житие удивленных таежников согрелось, они стали кочевать на гораздо более значительные территории, оставляя каменные пирамидки, стоянки, наскальные рисунки.

      В суровом пространстве таежных белков у стойбища осеннего тумана, обернулось Счастье дымом от костров, развеяло белый пепел уныния и подарило таежникам мудрое участие, внимание и терпенье.

      Горного острия золотистого склона опустилось Счастье на путеводную тропинку, что вела в трясину топкого болота. Обернулось Счастье надеждою, исчезли все печали, и таежники запрыгали от радости, любовь в их сердцах поселилась, тундра заблистала красотой и свежестью таежного утра.

      В тайге с прилипающим вязким туманом обернулось Счастье охотничьей удачей, и пушной промысел удавался.

      В горной тундре сиянием льдов мечту напоминающую, обернулось Счастье оленем, забыли таежники о лени, они всю свою жизнь в трудах стали проводить, и ничего не требуя взамен.

      У косого брода с шумным порогом обернулось Счастье Весною, и у рожденных для кромки неба и земли таежников, распахнулись к созвездиям нежные души, ощупывая верный путь из тысяч тропинок.

      Под засыпанными вечным снегом вершинами обернулось Счастье созвучным Эхом, и в суровой и леденящей красоте таежники услышали голос горно-таежного мира в котором живут одушевлённые существа, населяющие настоящее, кочующее, свершающееся, сущее.

      В растворяющим пространстве вечном времени гор с прилипающими синими небесами обернулось Счастье багульником, и молочные туманы снов опустились хрустальным дождем улыбок переплетающихся с причудливым рисунком снега горной тундры.

      У гольца до блеска омытого талой водой, в лоскутках матерчатых цветных ленточках превратилось Счастье чистыми мыслями и простыми желаниями, в звездном ливне чувств увидели отражение небесных зеркал и сочинили мифы, объясняя устройство мира, и нашли в нём своё место в гармонии с природой.

      Вдыхая грудью глубины синего неба, в узелках амулетов обернулось Счастье верою в чудо, щедрым жаром согретые обереги стали в трудную минуту охранниками сердца.

      - Живое Счастье осталось кочевать с таежниками, - объяснял старейший таежник сюжет, передаваемый из поколения в поколение. – У Счастья, появилась семейство. Тесно стало радости, свету, теплу в юрте на высокогорной тундре. Близкое Счастье-то кочевое, очень большое!

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий