суббота, 2 сентября 2017 г.

Знаки небес


      Тысячи лет малочисленные семьи кочевых таёжных оленеводов - охотников осваивали горно-таёжную территорию Восточных Саян, изолированную со всех сторон окружённую крутыми склонами гор, ледниками, неприступными водными преградами в виде больших быстрин и опасных перекатов. Основным источником существования таёжных оленеводов была охота. Добывали лося, медведя, белку, соболя. На промысел соболя выезжали по два - три человека на оленях с собаками. Ставили плашки и капканы, собирали попавшихся в них зверьков. Собирались в чуме и обрабатывали добытую за день пушнину и понимая язык диких животных рассказывали предания.

      - Тропинка к мудрости ведёт, - от души молвил старейшина. - Истинное придаёт значение жизни.

      В горной тундре рядом с очень маленькими сибирским кедром, стелющимся по камням и северной ольхой, в сплошных зарослях карликовой берёзки появился Перелётный листочек. У листопадного ветвистого кустарника прекрасные листочки росли. Приветливый ветерок баюкал, нежно теребил и качал, когда они были совсем маленькие. Солнышко пригревало круглые зелёные размером не больше ногтя листочки. Теплых дней было очень мало, но необычный листочек тоже рос. Вырос листик сказочно красивым. Ветер западный радость приносил и добавлял сил. Перелётный листочек золотился, когда ветер южный нежностью согревал сердце. Ветер восточный сжимал сердце листочка добрее и жгучее до слез. Листочек был братишкой суровых ветров и сыночком Розы ветров. Он шелестел вместе с ласковым ветром и со всеми листьями. Когда налетал колючий ветерок, многие пожелтевшие листья опадали, кувыркались и бурлящим листопадом закрывали полнеба. Маленький и храбрый листик раскачивал жесткий розовый кустарник, когда налетал сильный пронизывающий северный ветер. Он ёжился, но не тускнел. Перелётный листочек терпел, краснел, наполнялся радостью и трепетом, становился мудрым.

      - Мы ложимся и просыпаемся с именем Неба, - прозрел старейшина. - Где помнят заветы предков, там начинается тропинка в будущее.

      Перелётный листочек держался за ветку, не отрываясь. Трепеща и выстуживаясь, подставлял всего себя всем направлениям ветра. Терпел, если у него кружилась голова. У него была мечта найти её - единственную в небесной и горной лазури - Розу ветров. Повелительницу, которая управляет ветрами из глубин непостижимой надзвездной тундры. Новый шквальный порыв ветра мотал и резко опрокидывал листочек. В отчаянии, Перелётный листочек оторвался от кустарника и полетел по воле ветра и судьбы над горной тундрой, искать, где должна распуститься непредсказуемая Роза Ветров.

      Северный ветер подхватил листочек и закружил его вместе со снежинками, унося его дальше и выше. Долго летал листочек, кружась в мягких объятиях ветра. Внезапно сильный ветер изменил направление и поднял его высоко над горными вершинами, где был лютый холод, кругом лежал снег. Ветер ударял его о скалы и лёд. Перелётный листочек не знал, что ждёт его в этом путешествии. Перевернутый и помятый листочек пытался вырваться и снова взлететь. Теряя силы, Перелётный листочек просил ветер, чтобы он помог ему поскорее покинуть это студеное место. Ветер услышал его просьбу. Он подхватил замерзающего скитальца с края неба и осторожно понёс его, где становилось теплее и ласковее.

      - За твоим полётом держим путь среди земных тропинок, - замирая, говорил старейшина. – Благодарим за поддержку и заботу, что бескорыстно даришь свет и счастье.

      Наконец льнувший ветер ослаб, и листочек парил свободным в полёте. Уставший странник медленно снижался возле каменных лучей в окружении разноцветных листочков на незнакомом горном перевале. Ветер стих, и листочек упал на каменный многоугольник с длинными ласкающими гранями лучами указывающими направление господствующих ветров. Со стороны этих суровых ветров чаще всего приходили воздушные потоки в горную тундру. Ветры дули по ущелью с белоснежного ледника срывая в горах камнепады и лавины.

      Братья ветры страстно меняли направление и по законам сердца строили трон из камней, снежинок и лепестков для своей повелительницы настоящей Розы ветров. Гонимый ветром листочек катился вдоль камней самого длинного луча. Он окончательно и бесповоротно запутался. Он не понимал, что с ним происходит. Вокруг крутилась вселенная в бесконечном движении. Единственно, что хотелось, так это в темных небесах светлый путь найти. Заветная мечта, улыбаясь за собой звала. При резком и безжалостном порыве ветра собрав остатки сил, Перелётный листочек, заступив за крайний камень, наудачу опять взлетел. Он в обнимку кружил с северным ветром, дрожа, боясь, порхал краями листа, пристально всматриваясь вниз не моргая.

      В таинственных лучах усыпанных золотой листвой и горным хрусталем искрившегося инея, просматривались разные оттенки палитры ветров. У восточных каменных лучей осенние желтовато – лиловые остудившись, ложились капризные листья, без цели застыв у камней. У южных каменных лучей, сжимающихся в крыло, подобно огню собрались красные выжженные изменой затерявшиеся листья. У ослепительных западных каменных лучей обманчивые отражались грёзы, разрываясь на части. У холодных северных каменных лучей снежинки, с подкожным ознобом запрыгивали в постель.

      - Проснитесь звездные пути, - говорил старейшина. - Выходи, поднимайся на золотое остриё горы, возвращаться к жизни.

      Длины отрезков загадочных лучей были разные. Количество камней и количество ветреных дней совпадало, для преобладающего направления ветра. Знаки из листьев на концах отрезков лучей обозначали максимальную скорость неистового ветра. Судя по количеству камней в лучах, период из бурь составлял десятки дней. Несколько раз преграды сметать повелительница ветра посылала внезапно могучий ураган. Властвуя над стремительным шквалом, летучей вьюгой, быстрокрылой метелью стирала хрупкие мечты. С остальными дуновениями, вихрем и сквозняком заботливо и тихо приносила грезы. Пять лучей показывали линию дуновения сурового ветра и два направления осторожного ветерка. Число камней в центре сердца Розы ветров говорило о количестве безветренных дней.

      Для настроения Роза ветров выла бурей и гнула к скалам ветры начинающие новые пути. Шептали ветры тревожно. Ни кого не держала, и ни в ком не нуждалась. Все перед ней преклонялись, ею восхищались и любили. В равнодушном настроении безразличные беспризорные ветры, открывающие судьбы, занималась лишь собой. Поигрывала с озорным ветерком, словно гладила по щеке. Беспокойный ветер с ветреными мыслями запирала. Сердце ласкала незаметным дыханием ветра, бархатными губами даря нежданные перемены. Все эти вольные и преданные ветры украшали её властительный венец.

      Перелётный листочек сам лёг под ноги вздымающей падающие солнце Розы ветров. О камни, опираясь, усталый и счастливый, сердцем благодарил. В бесконечности скитаний, наконец, лил золотые слезы, и смело шептал в мягче мамины ладони поднимающей звёзды Розы ветров. На перекрёстке желаний и порывов рвущих летучих ветров он уснул. Даже ветер пленник ловящей молнии Розы ветров, не повторяясь никогда, в удивлении притих, тихо вздохнув, неторопливо грудью прижался к Перелётному листочку.

      - Прошлых падений закрой наши раны. Дай жить по совести, по правде, - просил старейшина. - Пусть тёплая и светлая радость наполнит наши непокорные сердца.

      Оленёнок кочевал с вьючными оленями, связанными в караван, по манящей в заснеженные дали тропе за Перелётным листочком. У стойбища горел костер ровным и ярким пламенем. В свете гаснущих отблесках дня, просто созерцая пламя, он прилёг отдохнуть. Расслабил уставшую спину, пододвигая поближе к теплу замирающие ножки, приминая хвою. Открыв глаза, прямо смотрел в небесную тундру. Светлела тьма ночи, а свет тускнел. Напрямик среди сверкающих созвездий главу склоняла полная Луна. В ослепительном просторе небесная тундра раскачивалась, словно распахнутые лунные крылья. За жаждущим высоты диким оленем, блестящая тропинка виляла от искорки огня на вершине горы. В переживаниях сбиваясь с пути, не зная, куда идти тропинкой обрывками грёз, где цеплялся за живое сиреневой дымкой багульниковый туман. Сквозь небесную тундру затмившие грезы, кочуя во сне, ярко вспыхнули случайные Знаками небес. Разноцветные звёздочки и белоснежных пушинок следы.

      Далёкая, как счастье холодная Звёздочка показала во сне мечту - восходящее Солнце на снегу. От усталости не поверил, проводя полжизни в полусне. С радостью, грустью искал оленёнок под ногами на зыбкой тропинке надежду и счастье. Не раздумывая, не робея, кочевал прямо и с поворотами. Долго бродил по горной тундре, замерзающей под снегом небес. Боясь оступиться во тьме, взбирался на горные вершины, постоянно спотыкался, падал, ушибался. Достигнув цели, в восторге и испуге суетливо спустился с небесной тундры. Удивился, что блуждает впотьмах на ощупь. Решил остановиться, прикоснувшись к Звездам. Обрёл очаг, как туман у холодного кострища.

      Тёплая, как маленькое солнышко Звёздочка ласково показала оленёнку счастливый сон - восходящее Солнце на снегу. Поверил оленёнок. Чуя сердцем счастье оставил стойбище в тайге, отправился кочевать, жизнь растрачивая. Линии судьбы проверяя, шёл в новом направлении по очень трудной тропинке с тяжелыми подъемами и скалистыми камнями. Кочевал долго, опасаясь, что не одолеет пути. От изнеможения падая, уставшие глаза поднял. Безрассудным сердцем сквозь хрусталик слезы, весточку судьбы увидел. В стелющемся холодом мраке светила близкая, как солнышко тёплая Звёздочка у вершины, покрытой вечным снегом горы. Решил подняться вверх, надеясь, издали увидеть мечту. Согреваясь о теплые сны, из последних сил, взобрался на заснеженный горный пик. На границе небесной и горной тундре увидел тысячи развилок бесконечных тропинок. Через полнолунную ночь в мимолетном сновидении опять почудилось – далёкое восходящее Солнце на снегу. Запотела Луна от дыханья звёздочек. Ночь стояла неприступной стеной. Сон не спеша водил по миражам.

      - За гранью ожидания казался путь в глубинах Сибирских просторов в ночной темноте. Тропа шла по иззубренному горному хребту и вдруг равнодушный горизонт ломался. А дальше взгляд парил над неприступной бездной, - вспоминает сон оленёнок. - Сменилась погода. Налетел холодный угрюмый ветер. Хлестал косой, почти горизонтальный дождь с колючим снегом. Каждый шаг давался с трудом. Сработал инстинкт самосохранения, начинал я себе говорить “Не спи, замерзнешь!”

      Полжизни кочуя по тропинкам, оленёнок каждую ночь во сне ждал, приглашал Солнце взойти. Смотрел внутрь мечтающего сердца, приглашая свет в него войти. Верил, должно Солнце на рассвете проснуться.

      - В зарождении нового дня присоединюсь к великолепию нового животворного Солнца, - ласково говорил оленёнок. – Золотистое Солнце, разгони сонную тьму, щедро подари радость вьющейся золотой нитью гибкой тропинке.

      Не разгадана история кочевого пути, она словно сама жизнь. Однажды в ритмичном дыханье гор счастье внезапно случилось. Увидел оленёнок вдали на белом снегу робкий оранжево-красный краешек восходящего Солнышка. Оно осветило блеснувшим лучом уходящий туман, тени радужными бликами и мечты опустевших сердец. Снег, поднимающийся с донца, искрился под его лучами алмазной россыпью. В бездонной небесной тундре, от ладоней полнолуния снег отрекался. Этот луч поселился в их сердцах, согревая застывшие во сне чувства.

      - Бродяга Солнце внутри, - сказала холодная Звёздочка. - На снегу разгорается призрачный свет, греет мечты.

      - Лунный свет рвал сердце, - сказала тёплая Звёздочка. – В лучах восходящего Солнца сердце срастается.

      Удивленные и восхищенные звёздочки, сомнения отбросив, внутри себя заливались светом, медленно таяли. Тепло ласкового луча восходящего Солнца на снегу разбудило тысячи белых снежинок. Не в силах друг друга коснуться, хрупкие и ажурные снежинки в опустевшей спальне невидимками вмиг испарялись.

      - Зачем говорить о восходящем Солнце, - сказала холодная Звёздочка. - Не лучше ли просто смотреть?

      - Солнце восходит при полной Луне, - сказала тёплая Звёздочка. - Это солнце в тебе и во мне.

      Опустилась бездонная небесная тундра на снежные вершины. Снега отражёнными лучами Луна захлебнулась. Тёплой искоркой плутавшие звёздочки, не оборачиваясь, тропинкой витой в горы снега и в восходящее Солнышко глубоко падали, кусочки Луны доставая.

      Русин Сергей Николаевич

      Книга "Ленточки странствий"

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий