среда, 6 сентября 2017 г.

Солнечный странник


      Олень, кочуя к самой желанной вершине жизни, хотел узнать суть солнечного счастья. Солнечный странник поднялся так далеко, что оказывался на противоположной стороне горы, там, где падала косая тень. Познавая я высоту, он двигался по круговой тропинке, всё опять повторяя сначала. Вокруг были небесная и горная тундра, впереди холодная громада пика непокорённой горы. Растерянный олененок, вспоминал что-то очень важное, бессмысленно искал изначальную светлую ценность. Заблудший олененок, совершая круговой оборот, возвращался на светлую сторону горы, к своим ценностям. Продолжая движение Солнечный странник, всеми чувствами, зрением, слухом, умом, тонко ожидал мимолетные видения. Он испытывал необычайное счастье, когда внезапно промелькнувшая мысль о радости, начинала светом откликаться в его сердце. Но заметённая тропинка мгновенно уводила дальше, этот драгоценный всплеск тускнел. Иногда отчаянно останавливаясь в теневой пустоте лабиринта горных скал, разочарованный олень задумывался, что что-то в его восхождении происходит не так.

      - Видишь цветы? - олень спросил Луну. – В хрустальной нежности теней?

      - Нет, - ответила Луна. – От заката до зари блестит бессмысленность белого снега.

      От самого низа, до самой вершины и в тени цветы ярче звезд сияли и цвели, но окаменелая Луна их не замечала. Призрачный их свет в сердце оленёнка поселил надежду, что прилагая возможные силы, вершина духовного роста будет открыта.

      - Видишь цветы? - олень спросил орла. – Они сокрыты во мгле?

      - Цветы расцвели, - ответил орёл. - Горы покрыты благоуханьем багульника.

      Солнечный странник, рискованно сбиваясь с тропинки, тянулся вверх за скалы, туда, где летал орёл. На перекрестке неизведанных тропинок пробудившийся багульник звездной россыпью полыхал над покровом снежным. Цветы в ожидании тёплого света роняли слёзки. Слезинки от стужи превращались в снежинки, падая, срываясь с высоты. Прозревший олень барахтался в цветочном снегу и снежинки летали вокруг него. Осмотревшись, увидел, что узор лепестков багульника укутан снежною пылью и морозным инеем. Цветы не мечтали ни о чём. В спешке, он сам же и создавал белою метелью снежинки в своём сердечном мраке. Все сложности лютого холода начинались с самого олененка. Он навёл порядок в своих мыслях, в внутри его сердца колючие снежки улеглись.

      Орёл большими крыльями, не нарушая невесомых снежинок полёт, сопровождал оленёнка и показывал секреты восхождения по цветочному снегу, над которым восходят светлые мечты. Снежинки в синеве безбрежной превращались в цветочные лепестки. Оттаявшие лепестки в восторге прилипали к перьям орла, парящего свободно над бездонными каньонами и снежными пиками гор. В мимолётности своих успехов оленёнок удивлялся искристой призрачности приобретённого очарования ранних цветов. Счастье было спутником в восхождении, восторг, высотой наслаждения. Преходящая радость свободы цветущего багульника на снежной вершине и над бездонным ущельем в стремлении неуёмном к сиянью света, сердце наполняло любовью.

      От неожиданной красоты не смел, оставаться на месте, и кочевать не мог. Он видел в сердце пустоту усилий и скоротечность достижений. Цветы, цепенея, пробивались сквозь снега и льды помогали понять, что уйти от себя, от внутренней стужи бренных мук, необходимо. Разорвал круг, и кочевал с орлом по вертикали, на схождение с лучом, пробивающимся жизнь дающего Солнца.

      В ожидании свершения мечты оленёнок прошёл испытания на крутых поворотах трудных тропинках в бесконечных странствиях, изменивших его к лучшему и согревающих талое сердце. Олень смахнул с плеча лепесток багульника, продолжая искать новые впечатления, взошёл на вершину особого счастья в сердцевину мироздания. Очарованный олень, от тихого счастья немея, загляделся на бесконечный цветочный снег. Он испытывал яркие переломные и светлые ощущения и в восторге смеялся сквозь слёзы.

      Невпопад падали бездушные камни, догорали звезды, и цвели мерцая таинственно цветы знамениями сквозь ледяной узор. Настоящее Солнце неожиданно село на край невесомого сердца, и медленно из кривой тени вдохом встало ровно на восход.

      С момента осеннего равноденствия власть Солнца с каждым днем уменьшалось, тайга покрывалась золотом. Собирались в стаи перелетные птицы, начинался листопад, у диких северных оленей наступал брачный сезон.

      Перед гоном старый олень рога закинул на спину и протяжно ревел. По горам катилось грохочущее эхо. Он тщательно готовил свое главное оружие - рога для участия в турнирах за самок. В осеннее равноденствие рост рогов прекратился, и они полностью окостенели. Остатки бархатистой кожи очистились о кусты кедрача и рога выглядели очень эффектно - приобрели золотисто - коралловый цвет. Как ни странно, испускаемый свет исходил от рогов, освещая пространство тайги, а горы оставались в полутьме. Днем свет солнца был белым, но ночью отражаясь от Луны, был красным, как огонь. Подруга Оленица была недовольна этим тусклым светом.

      - Дорогой олень, приходи скорее, освободи от мрака и сумрака зимы. Стань Солнцем жарким, - прельщала подруга. - Ты можешь осветить беспросветную тайгу.

      - Я оденусь в золотые одежды, - говорил олень. - Я стану освещать горы.

      Перед гоном усиленно разыскивал и поедал корневища растений, грибы и обычные красные мухоморы. Тёрся о деревья. С рогов слезали остатки кожи, которые он сам и поедал. В золоте олень красоту искал. Тайну золота открыл и в нем он видел солнечное тепло любимых глаз подруги. Блеск золота сопоставлялся с блеском лучезарного солнца. Олень пришел на тайную каменистую поляну горной тундры, где блеск золотой пыльцы светил и сиял на самородках. Пластинчатое золото, маленькие золотые сердца, большие, огромные были повсюду. Олень собирал со дна губами отборные золотые частички и купался в пыльце.

      - Посланник небесных сил, ты похож на праздничное Солнце с рогами лучами и считаешься нашим родовым предком, - говорил олень. – Мое сердце мечтательно бьется как золотой самородок в груди. День и ночь, разделяя поровну, счастливо танцуя на скоплениях золотых россыпей. Покрой меня ослепительной игрой блестящей пыли, наполни блистательной силой горящего Солнца.

      Блестя золотой парчой, олень прекрасно выглядел. Одетый в золото олень, дружелюбно согретый ласковыми лучами солнца, светился радостью, счастьем, любовью рядом с подругой Хозяйкой жизни напоминая Солнце оленя.

      - Как мир хорош! - вздохнула очарованная подруга, - В сладкий час сердце наполнилось нежностью. Золото радует любящие глаза.

      Медведь долго шёл рядом, преодолевал бурлящие горные реки, лазил по кручам, наблюдая за Солнце оленем. Хищник, опасался крепких копыт сильного красавца, взрослого и здорового. Лучшим маневром для хищника являлось нападение на ослабленного оленя. Медведь ждал олений гон.

      Олени вызывали друг друга на поединок ревом. Сначала звуки издавались по ночам и частота их увеличивалась. В разгар гона рев звучал в течение суток, но до настоящих боев у дело не доходило, они постукивали рогами, определяли, кто сильнее, и слабейший убегал. Быки оценивали друг друга по силе рева: чем мощнее звук, тем непобедимые животные. Явно более слабые самцы еще издалека, критически оценивая свои шансы, скромно стояли в сторонке. Появление дикого чужака встревожило стадо оленей. Ярый самец, у которого выросли не ветвистые рога-украшения, а рога с острыми отростками пугал оленей. Ярый бык во время турнирных боев всегда безумно ранил матерых соперников рогами пиками.

      Ярый бык, продолжал реветь и стонать, стараясь всех окончательно запугать, загнать в безумный хаос. Искал самок, желая биться с соперниками. Матерый соперник Солнце олень был красой и гордостью для стада. Подтверждая свой высокий социальный статус, принял вызов и соревновался в реве. Ответил звонко, что биться готов и с возбужденным видом ринулся в бой. Шеи соперников набухли, глаза налились кровью, тела издавали резкий запах. Олени били ногами землю, вытаптывая площадку, бодались. Самцы ходили друг перед другом, сцепившись рогами, толкали друг друга, в груди вмещались выдохи и вдохи. В бешеном натиске, рогов, силы ударов соперников были очень велики, а поединок длителен. Рога под напором трещали. Под грозным напором, соперники выдерживали натиск, не бежали наутек. Ярый бык, продолжая реветь, острым отростком рога ударил в голову. Отросток, разорвав ухо, срезал навылет кусок шкуры, вывернул нервы наружу.

      Солнце олень увернулся, сердце в клочья рвалось. Никуда не деться, пришелец, не умея по иному, умело бил прямо по живому. Находясь в возбужденном состоянии, Солнце олень не почувствовал ранение. Он издал могучий рев, раздул шею, чтобы казаться еще больше и сильнее. Солнце олень, ударил в полную силу и искривленным нижним надглазничным не симметричным костным осколком отростка повредил противнику шею, сбил не прошеного друга, на камни тундры. От удара кустистые рога зверей сцепились. В результате борьбы за жизнь, более недели Олени, лягая друг друга копытами, пытаясь освободиться, кое-как перемещались вдоль и поперек каменистого ручья, качаясь от жажды.

      Безрогие самки шумели всерьёз, издавая монотонные гнусавые крики. Медведь неторопливо шел, принюхиваясь к следам. Соперники не могли расцепиться и друг другу мешали бежать по тундре, спасаться от хищников. Сильный и могучий Медведь обнаружил сцепившихся рогами беззащитных быков. Подкравшись совершенно неслышно, стремительно и ловко огромными прыжками кинулся к ним. Солнце олень подобно вечернему солнцу ослепил золотом медведя. Копытами упреждающие забил, отбивая цепкие лапы. В стрессе мгновений отчаянья ударами копыт, пересилив страх, от хищника защищался. Медведь выбрал слабейшего оленя. Вольный зверь обхватил своими лапами и вцепился зубами в Ярого быка мертвой хваткой. Исступленный бык изо всех сил старался вырваться, но хищник перевернул заклятую безвыходность этой недели, расцепил обломки рогов и бессмысленность существования. Олени неожиданно избавились друг от друга. Солнце олень распахнув рога, вскочил, не оглядываясь, вслепую помчался напрямую сквозь черную тундру. Иногда ненароком спотыкался. Жалел буйного, неумелого и злобного непримиримого чужака, добровольно выбравшего свой удел. Осторожный Солнце олень, не плача и не улыбаясь, осмотрелся и понял, что выжил для подруги.

      - Соединиться или пропасть? - думал олень. - О чем мечтаем мы отдельно?

      Затаившись, постоял немного, отдышался, напился холодной воды. Сильно билось сердце, пытаясь выскочить из груди. Раны штопая, разгоралось пылкое чувство к оленице. Лохматый и хмельной олень вдохнул в полную грудь. Без сомнений и переживаний, Солнце олень довольный исходом, трубил в сентябрьскую золотую даль, в любви подруге признался. Великолепный красавец Солнце олень победитель учиться жить по-новому. Делал все, что хотел, будто восходящее Солнце огонь, которое широко и далеко шагало по горной и небесной тундре. Быстро и высоко бежал Солнце олень чудесный по небесной ежедневной тропинке, и закат следовал за зарей быстрее. Зимой Солнце олень кочевал низко над горами и медведь лапой царапал его, забирая половину света, дни становились короткими и холодными, до самого зимнего солнцестояния, наступало время холода и тьмы. Темень медведь ловил Солнце оленя, но рвал на нем золотые нити, которые до сих пор можно видеть, как они свисали с Солнца на восходе и на закате.

      Всю зиму Солнце олень украшающими голову рогами устранял снег, мешающий добраться до ягеля. На рогах, блеск золота тускнел, они стали похожи на засохшее дерево. Олень сбросил рога в конце зимы на золотую жилу с песчинками времени у молчаливых зеркальных камней – самородков. Стряхнул усталость напряженных лет и просто обрывки задумчивых воспоминаний на россыпи бирюзового хризолита и пиритовой гальки. Это укромное место Оленицы выбрали для отёла. Первый оленёнок родился в день весеннего равноденствия. Окрас малыша играл ослепительными блестящими пятнами, отборного настоящего солнечного золота.

      Русин Сергей Николаевич

      Книга "Ленточки странствий"

      Моя Тофалария

      Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий