вторник, 15 августа 2017 г.

Златой Алтарь


      Восхождение на гордую гору по золотым стопам, укладывалось в не один день для почитателя Солнца из сообщества таежных кочевых оленеводов - охотников и собирателей лекарственных трав. Наблюдая за движением звезд, шёл странник всё время на восток с места на новое место и верил, что обязательно найдёт, где рождается сверкающий луч, место золотого счастливого Рассвета.
Он поднялся на перевал и прошел по гребню хребта с каменным лабиринтом. Долго искал узкий естественный коридор между бессердечными скалами и завалами из щебня и кусков льда. Измотанный затяжным подъемом странник, перебрался на алмазную россыпь снега и льда угрюмого ледника. Старый ледник одиноко дремал. Странник поднял голову и перед его взором предстал возвышающийся над гранитной стеной снежный купол вершины горы.

      Остроконечная вершина горы была запретным местом, на которое разрешалось заходить в День весеннего равноденствия. Чтобы не тревожить духов, она не позволяла подняться на вершину тем, кто к этому не готов. Вершина была рядом, но после многочасовой ходьбы по нагромождениям обломков утесов, срываясь и подымаясь, странник остановился у края ледника для убедительного прошения. Ослабевший странник взывал гору, дать возможность достойно перенести испытания на мужество и выносливость, уговаривал милостиво разрешить подъем вверх по заполненному вечными снегами и скалами склону на самый пик. Погода на маршруте по несколько раз менялась. Туманы чередовались со снегом и резкими порывами колючего ветра. Ледник дышал полной грудью с таинством холодных слез и промерзшим воздухом. По северному склону скользила мягкими крылами, непредсказуемая лавина, сокрушая всё на своём пути.

      Перемещаясь с большой осторожностью, странник нашел верный путь на очень крутом каменистом склоне. Продвигался вверх по тропинке, идущей вдоль кромки тающего снежника, петляющей среди кустарников и осыпей камней. С трудом пролез по гребню и наконец, достиг желанной площадки на вершине горы. Подъем закончился, и странник радостно благодарил гору за то, что позволила взойти на сияющую под небесами венцами вершину.

      Жадно вдыхая чистый воздух, странник любовался величественным ожерельем из семи драгоценных каменных пирамид, напоминающими своими формами, высоко вздымающиеся в небо лучи огромного сияющего солнца. В центре круглого каменного украшения увидел неподвластный людским силам истинный Алтарь Солнца во всей ослепительной красе.

      Странник долго бродил вокруг узора из цветных камней, настраивался, и со страхом потери удачи, рукой трогал теплые булыжники в каждой из пирамид. Эти диковинные камни легко дарили всем, кто к ним прикасался, богатство и счастье. Рядом с лучистой выкладкой на уютной поляне, он загреб золу для зажжения у алтарного очага. Сидел всю ночь прямо под открытым небом, глядя на яркие звезды и новолуние, делился с ними частицами своей любви. Длительность утомлённого дня и бессонницы ночи оказались равны. Беспечная минутка отдыха в реальность возвращала, и следов невыносимой усталости не стало.

      В счастье окунаясь, странник обратился лицом к востоку, к той стороне горизонта, откуда Солнце приходит. Первый животворный луч восходящего Солнца родился и зажег алтарный огонь, кружево камней засветилось в бледной скучно текучей туманности, под усыпанным звездами мятущимся небом, которое каждую минуту встревожено, меняло цвет. Во мраке и стуже переливались темно-красные оттенки. Первый, совсем маленький солнечный лучик видимого света, прорезав утренний сумрак, прошел сквозь витраж пирамид и взглянул на красоту и блеск огромного кристалла бесцветного аквамарина лежащего на Алтаре, золотом сокровище Хозяйки жизни. Лучик щедро осветил, обогрел своим теплом необыкновенный камень и растворился в его прозрачной глубине его орнамента.

      Не поднимая голову вверх, чтобы не смотреть на темноту красного неба, сжимающимся от холода сердцем и вниз понурив взор, приблизился странник к Алтарному лику. Сердечным сгустком всех страданий просил помощи у очертания исходящего света. Лучик ослепил его глаза рукой яркого света, так неожиданно, что странник на какое-то мгновение совсем перестал видеть. Стоял со страхом и думал, что его трясущееся тело может сгореть дотла и в клочья пепла разорваться. Неожиданно странник почувствовал, что этот Лучик проник в его обнаженное сердце, и оно заиграло пламенным теплом, озарилось ожившим светом.

      - Что это за чудо? Я окутан солнечными лучами любви из своего сердца, поэтому оно так очарованно сияет. Добрый, Солнечный Лучик, раскрой свою тайну, - робко спросил странник. – Ты живешь только для того, чтобы осветить и согреть мое счастье, мою радость?

      - Всякая радость и улыбка, которую я вызываю, еще более увеличивает мой блеск, - признался Лучик. - Чем больше я свечу и грею все вокруг, тем светлее и теплее мне самому.

      Лучик, каким-то особым благодатным светом озаряя, наполнял чистый Алтарь и все пространство, незыблемой вечностью, радостью и покоем. Тихо и вдохновенно мерцал первоначальный свет танцующего Лучика в таинственном сплетении безмолвных осколков блестящих граней драгоценных камней и края темной позолоты. Сжатой стала Небесная Вечность. Странник с удивлением посмотрел в светлую бездну и затаённую пустоту зрачка прозрачного Великого валуна аквамарина, блестевшего и переливающегося в обрамлении изысканного венца текучего Алтарного золота. Он одел его в золотые одежды и осыпал золотым песком, и он получил энергию великого светила. Он долго, не отрывая глаз, созерцал пульсирующими зрачками в зеницу ока Солнечной бездны, и огненный шар начал смотреть на него. Неожиданно их взгляды встретились. Они в упор смотрели друг в друга, мутный зрачок и мудрый зрачок, зияющая глубь и необъятная бездна. Веко странника вздрогнуло, а сердце сжалось в комочек. Осветившись хрустальным пламенем всего на миг, зрачки странника сузились до черноты, и он увидел начало своего пробуждения одновременно со всей Природой.

      - Наша жизнь не темная, как камень. Она видна через прозрачные кристаллы твоего Алтаря, отражает твой свет, - просил странник. – Восходящее Солнце, зажги хрусталь сердец, который есть в каждом из таёжных людей, и поддержи этот свет.

      В крепко спящих каменьях пирамид, Лучик, неотразимым потоком искр разбудил яркий цвет. Заглядывал в открытые очи камней, играл в них солнечными зайчиками и радугой красивых оттенков. Каждый камушек, забирал у Лучика свой цвет, что ему был положен. Зеркала душ камней рубинов светились бездонным красным цветом, сапфиров синим, опалов оранжевым, топазов жёлтым, изумрудов зелёным, агатов лазурью и аметистов фиолетовым. Искрой любви Лучик пробился сквозь маленький Рай распустившихся каменных Первоцветов и крылатой мечтой вернулся на и златой Алтарь. Выражая яркие эмоции, радость и окутываясь мистической тайной и волшебством, все цвета семи необычайных каменных пирамид в себя вобрал невиданный Алтарь. Отбрасывал блики и отражал алмазный трепет камней, стал нарядней, завораживая своим чудесным блеском. Согретый Лучиком света, распустившийся цветок каменного аквамарина чудно оживил расшитый проточным золотом изменчивый Алтарь. В нём оживали легенды и мифы, насквозь пронизанные культовым сиянием солнца и золота. Бросая золотой песок, просил Солнце не гневаться и послать таёжным людям в высоком полете мир и богатство.

      - Прародитель ласковый Лучик, расцветая всеми цветами радуги, зажгли в наших каменных сердцах разноцветные фонарики, - просил странник, - Научи бродягу, не сбиваясь с пути, улыбаясь от счастья идти по тропе в Священном круге полноценной жизни, оставляя за собой цветущую тундру.

      Алтарь, принимал силу помыслов, светлые мысли, положительные эмоции и чувства. Источнику жизни доверил свои самые сокровенные раздумья странник, отдавал частицу себя и получил взамен кое-что ценное, но неосязаемое. Заряжался энергией Лучика света и обратил внимание на свои мысли. Чистые помыслы всегда сопровождала удача и хорошие внешние обстоятельства.

      - Мечты твои как цветы. Чем больше полюбим мы мир, тем лучше он будет для нас, - сказал Лучик. - Цветок не теряет своей красоты, оттого что рядом с ним цветет другой.

      Страннику стало легко. Зима закончилась в момент истинного примирения разнонаправленных сил. Темные и мрачные зимние дни, так похожие на ночи, медленно, но верно уступили место свету и теплу. Стало небо светлее и воздух прозрачней. Световой день прибавлялся и приносил гораздо больше удачи. Настала пора всерьез подумать о том, что сделать хорошего и начать строить планы на будущее. Сегодня странник находился за пределами своих достижений и был выше всех в Саянских горах.

      Пламенный ореол Великого камня побледнел и раскаленный добела металл Алтаря потускнел. Сочный и глубокий Лучик отдал тепло и свет, стал совсем тоненький и блеклый. Блеснув в чудесном золотом просвете каменного венка, любопытный лучик, смело скользнул сквозь закованный в алмазный лед жуткий обрыв к изумрудной тундре, где в проталинах запели горные ручьи, срывающиеся в моховые болота. Приветливый Лучик в полете сталкивался с чуть-чуть моросящим дождиком и переливающейся радугой. Отскакивал Лучик от катившихся с чудовищным рёвом грязевых селей и рычащего копошения ледоходов. Откликаясь на призыв бескрайнего простора, златой Лучик спешил к границе светлевшего мира, в те места, где появлялись первые нежные всходы улыбающихся живых подснежников Первоцветов, одного из самых приятных признаков юной Весны.

      В чудной майской прохладе, пробудившись от зимнего сна, половина солнышка, восходила на небесную тундру и встретила заблудившийся мокрый и унылый Дождь. С него ручьями стекала вода, его глаза были полны слёз.

      - Облако закрыло всю небесную тундру, - журчал наивный Дождь. - Во тьме забыта душа цветов. Не расцветают цветы в высокогорной тундре.

      Солнце так растрогалось, решило понравиться и познакомиться с холодным Облаком. Оно беспечно висело без движения, закрывая мир тёмной пеленой, изредка поигрывало молниями.

      - Не заслоняй синюю тундру, - просило Солнце. - Пропусти луч света через сердце.

      - Я отражение холода, - ответило Облако грозою раскатною. – Размокшее сердце замерло, не дыша.

      Нахмурилось облако и заплакало, угрюмый дождь падал жмущимися друг к дружке рваными клочьями безрадостно. От жалости сердце Солнца сильно сжалось, и оно начало самыми тёплыми и самыми светлыми лучиками согревать пасмурное Облако. На грани между грозой и солнечным светом с Дождём расставаясь призрачной дымкой мрачное Облако растаяло. Разделило лазурную полоску небесной тундры на две светлые половины. Небесная тундра не сложилось воедино. В безумно красивой половинке синего небосвода, в полу радости и пол улыбки, блистая яркими, великолепными красками засияла красавица половина радуги. Вторую половину тёмно-серой небесной тундры заполнило радостное Солнце своими лучами. Влюбилось Солнце в молодую и прекрасную, как майское утро Радугу. Издали Солнце видело желанную Радугу и захотело догнать ее. Солнце понимало, что половины счастья не бывает, хотело целого. На фоне туманной дымки Радуга нежным желтым, оранжевым, красным цветом, ярче огня и белее снега дугой повисла над горной тундрой. Сверкала в небесной тундре, где на ней искрились, играя в солнечных лучах и воображением крылатые водные брызги. Столько было их, как счастья раскинуто в чистой синеве. Солнце - летело за Радугой немного сзади, не поравнявшись, спутницу жизни не настигало. На лету опускала Радуга ярчайшую дугу в майские капли росы, соединяя наполовину вместе небо, горы, Солнце и дневную луну.

      - Люблю тебя больше чем небо, - вздыхало Солнце без обмана. - Сердце счастья просит!

      - В твоих объятиях сгорю, - вздыхала Радуга. - Ты создал меня своими лучами.

      Медленно розовато-сиреневый закат полыхал, и день угас. Улыбаясь звездопаду, Солнце ушло в половинку сна. Молчаливая Радуга по-прежнему светилась дивно семицветно, переливаясь красками, не гасла при полной луне до рассвета. Свежим утром над горной тундрой взошла половина солнышка. Лучи его похожие на цветы, перемешивались с переливами Радуги. Под сводом рассвета чудесная Радуга рассыпалась, превращаясь в алые, оранжевые, красные, синие и белые цветы. Когда же Солнце достигло зенита, у Радуги остались лишь жёлто-золотистый и ярко-лиловый цвет. Улыбнулась в рассвете надежды нежно-желтый цвет, смешавшись с солнечными лучами, упал на вечнозеленый кустарник растущий по каменистым россыпям и среди кедрового стланика гор, и он словно звезды кустисто расцвел золотистой кашкарою. Насыщенный лиловый цвет, смешавшись с росою плаксы тумана, упал на жалкий оголенный ветвистый кустарник растущий по курумникам и моховой тундре, и он сочно расцвел очаровательными розовыми цветочными слезами душистого багульника.

      Русин Сергей Николаевич

      Книга "Ленточки странствий"

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий