воскресенье, 27 августа 2017 г.

Амулет


      С Восточными Саянами связано много легенд и рассказать обо всех просто невозможно, поэтому сюда нужно приехать и почувствовать мистику и поверить, что история, духи разных эпох постоянно витают рядом. Подавляющее большинство путников и путешественников для исследования и отдыха выбирают исторические места на оленьих и звёздных тропах.

      В горах кроме вездесущего неба не было ничего, и оно глядело на снежные вершины синими глазами. Небо находилось везде. Не было такого места, где бы, не было его. Небо было где-то далеко во Вселенной, здесь на пиках гор и везде. Поэтому присутствовало с каждым кочевником одновременно. Солнце было на небе. Но кочевники не замечали солнца, а оно искало людей.

      - Почему не смотрите на небо? - огорчалось солнце. - Зачем вам небо без Солнца.

      - Жизнь дает небо, - отзывались кочевники. - Но учит и кормит тайга.

      День становился короче и короче, ночь росла. Обиженное Солнце скрылось за острыми зубцами гор, укутанных снежными одеялами. Внутри небесной темноты, играя мгновениями, как звёзды кочевали таёжники, заглядывая в небыль сквозь холодные ледники. Не ожидали снегопада высочайшие горы. Ветер гнал с неба печальный снег, наотмашь бьющий камни, людей и оленей.

      Негде прятаться, везде кочевники были в тяжелом небе, везде в кочевниках было чёрное небо. Не возможно было сбежать и не скрыться от неизбежности холода, и движение замедляло время. Хлопья, крупные, густые падали на немые следы и на тени оленей в непроглядной темноте ночи.

      - Солнце вернись, - просил кочевой таёжник. - Растопи кусочек льда внутри.

      В холодной безразличной глубине неба вдруг блеснули и соединились звёздочки. Сквозь холод и мглу лабиринтов ледника прорвались горячие и ярко-золотые лучи. Надежд спокойных не спугнув забрезжил светом и вслед за лучами прорвался алый олень. Он казался бесконечно огромным и красивым. Золотая шкура оленя была покрыта рубиновыми пятнами. Кончики ветвистых рогов сверкали платиной, копыта блестели серебром. Олень самозабвенно прыгал, скакал, скрывался в очарованном восходом золотом лабиринте ледника и вновь появлялся. При виде оленя старейшина застыл в изумлении, но взглянув на оленя с любовью, обрел дар речи.

      - В себя вернись, приди домой и прими облик Солнца, - чуть слышно просил таёжник. - Очаруй Небо на счастье.

      Рассыпая золотые чары, Солнце олень взмыл в воздух, принимая свой истинный облик, укрепляя Небесную верность. Таёжник произносил благопожелания и просил возрождения природы и жизни. В огне светила разжигал кострище души, а в дыхании стихии и танце огня амулет иступлял.

      Хитросплетенный амулет был стражем душевного равновесия, придавал нужные качества. Когда ранимый амулет капризничал, таёжнику необходимо было с ним подружиться. Таёжник проводил обряд очищения амулета и робко договаривался с духами природы. Развел костер и дал ему разгореться. Приковывали взгляд тлеющие жарко угольки под сонной поволокой медленно плавившегося зеленью неба с неподвижной Полярной звездой.

      - Солнечный Свет, с пространством сливаясь в единое целое, тебе доступны все миры горной и небесной тундры, явись во сне и наяву, - просил таежник. - Дай оберегу чудесные свойства, обогрей нас всех. Свои тайны раскрой и скажи, как жить.

      Последний луч Солнечного Света, мелькнул из-за краешка тундры. Таёжник положил в костер сухие цветы горного багульника. Глубоко вдохнул и выдохнул дым, в дремоте представляя, как остатный лучик проходил сквозь минувший дым? уткнувшись бликом вплетался в амулет, выводил все лишнее, скидывая суету, весь окружающий мир одухотворяя: тайга, тундра, небо, огонь, горы и снег оживали, сохраняя в себе самое ценное-души. Эти силы природы влияли на жизнь человека и могли помочь найти ответ, почему летом дни длиннее, а зимой короче. Представил таёжник, что с Солнечным Светом общается, как с близким другом, что нашел взаимопонимание. Почувствовал, что обретает знания, которыми обладал Солнечный Свет и желания поднимают его на уровень творца своей жизни.

      - В сиянии неба Солнышко олень взойди и улыбнись широко, тепло и красиво, - просил таежник, вглядываясь в бескрайний полуголый горизонт. – Почему ты, трескучей зимой постепенно поглощаешь день, почти не кочуешь над горной тундрой.

      - Зимой высокомерные молчаливые горы отворачиваются от нежного Солнышко оленя, и смотрят в морозных сугробах беспробудные сны, - ответил Солнечный Свет. - Северную гору накрывает чернейшего цвета тягостная полярная ночь в белом безмолвии снега.

      В обезумевших от гордости горах темно, как ночью, зимой тусклый день становится короткий, затягивая мглой небосвод. Бродивший по кругу Лунный медвежонок с чувством радости и страха, встречая холод, под коркой ледяной впадал в спячку.

      Наяву случилось чудо, с бледными духами метели наступала весна. Дни становились постепенно все длиннее и длиннее. Просыпаясь утром, таёжник сквозь просветы вершин снова видел быстрый и сильный, ловкий и неукротимый расцветающий Солнечный Свет. Долгожданный, родной Солнечный Свет любил слышать похвалу. Таёжник радовался его появлению и непременно расхваливал его красоту и блеск. Солнечный Свет растекался от счастья? лаская всех, кто в нём нуждался. Таежник вдохнул и задержал дыхание, это состояние радости влилось в сердце, оставляя немножечко места для чуда.

      - Солнышко олень не уходи за горизонт, свети весь день, - просил таёжник. - Шагая в новый день, улыбаясь, поднимаясь на вершину горы, пусть наступит нежное утро, спускаясь с вершины, меркнет закат, принеси снова вечер. А за ним покой и ночь. А за ними прямо в глаза издалека пусть летит утренний свет

      - Вспоминая радость Солнечного Света, горная тундра вращается вокруг лучистого Солнышко оленя, - с гордостью произнес Солнечный Свет. – Летом, далеко-далеко, на краю горной тундры, мудрая Северная гора кланяется ласковому Солнцу. И она больше освещена, там круглые сутки солнце светит, от неё падают на тундру четкие тени. Горная тундра очень большая и поворачивается к Солнечному оленю то одной свой стороной, то другой. То молчаливой и угрюмой Южной горой поклонится, то Северной за ними меняются тени. Караван ледяных вершин в сизую даль склоняется ниц, и меняются по очереди лето и зима.

      Солнышко олень садится, тени горных силуэтов удлиняются, днем укорачивались. В седловине между гор у ковша Большой Медведицы, в видениях, будто наяву гладил Лунного медвежонка нежно меховой лапкой бессонница Солнечный Свет.

      - Прости, что разбудил, прости, - из берлоги будил ласково Солнечный Свет. - Беззвучно уходит тьма дремлющей ночи, проспишь одинокий рассвет. В заснеженных далях тебя ждет Солнечный олень.

      Резали небосвод пики вершин, возвращаясь в бодрящую явь. Амулет был чувствен и ярок, давал уверенность, позволяя получить доступ в тонкий мир Солнечного Света, сжигая прежней сонной жизни все грезы. Вдруг вспыхнувшим внутри светом, стало в таёжном теплом сердце светло. Таежник хотел себя найти, хотел сам с собою побыть. Только лишь на миг любопытный Лунный медвежонок коснулся величавого Солнышко оленя. На подтаявшие сугробы издалека наползла необычная тень затмения. Под ореолом и мерцанием звёзд Лунная тень на белесой тропинке была как-то невпопад очень большая-большая. Накрывала полностью бессмысленность не пройденных перевалов и белых оленей горной тундры. Лунная тень бежала за Солнечным Светом, вдогонку. Отталкиваясь от вершин гор, и путаюсь в снегах, Солнечный Свет мчался за темный горизонт, от себя далеко не отпуская Солнышко оленя.

      Русин Сергей Николаевич

      Книга "Ленточки странствий"

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий