четверг, 14 июня 2012 г.

Айанна


Кочуя по древним тропам таежных оленеводов,
Ты ищешь себя и собственные давние мечты,
Твой дом тайга, гольцы, снега и талая вода,
Твои друзья, смотрящие в твои глаза собаки.
Смысл не в направлении удачного пути,
И не количество нарытых крупных самородков,
Суть счастья в вечно вьющейся кочевой тропе,
По снежным перевалам между землей и небом.

"Айанна (путешественник). Тофалария".(Коронотов Юрий). Портрет. Тофалары (Тофы). Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Культ неба

      Вечером кочевой таежный охотник Чогду поблагодарил восходящую луну получающую свет от солнца. Полнолуние говорило, что можно начинать кочевать по местам поклонения духам. Чогду в размышлениях сидел у кочевого костра на стойбище золотисто – рододендровой тундры. Угольки он принес с собой из родового очага. В далекие времена, молнией с неба свалился на землю, небольшой уголек солнца на землю. Род Чогду нашел его, оберегал и поддерживал в своем очаге. Родовым огнем кочевые таежные оленеводы согревались, приготовить еду и очищались. По потрескиванию и шуму угольков и стуку котелка загадывали желания. При ласковых живых неоскверненных язычках пламени, общались с родными, ощущая равновесие и гармонию с природой. Теплое лето уходило, и Чогду мечтал кочевать по местам волшебных камней. Огонь погас в кострище с обкладками из гальки с писаницами сцен погони волка за оленем. Наступило утро. Чогду приветствовал восходящее солнце и радовался хорошей погоде. Взял с собой уголек из кочевого очага и начал подъем на перевал. При движении, Чогду старался не терять тропу и не перепутать с другой, ведущей в сторону к скальным сбросам и осыпным препятствиям. Обо встречалась вдоль тропы и Чогду положил на него камешек, как жертву духу, чтобы снискать покровительство в путешествии. Обо являлись единственным ориентиром в однообразной высокогорной тундре.

      На перевале перед Чогду открылся чудесный вид на небо и горные долины. Верхняя часть перевала была ровной. На площадке, увенчанной снежным склоном, из талых вод, располагалось обо украшенное разноцветными ленточками. Чогду обошел обо, представился духу перевала, рассказал о цели своего путешествия и попросил покровительства в пути. Преподнес жертвоприношение лоскуток материи. Духи подношение оценили не в вещах, а в вере.

      Чогду кочевал далее по горному хребту с крутыми склонами. Тропа извивалась по гребню, тонкой линией, вытянутой в бесконечном направлении, разделяла хребет на два склона и водораздела рек. Прохождение по хребтам сопровождалась частой переменой погоды, Чогду терпеливо кочевал и при сильном ветре; в условиях недостаточной видимости. Чогду кочевал по тропе к двум горными вершинами. Между ними стояла стена из каменных плит с проходом в центре. Вдоль стены стояли столбики, из уложенных плит, для почитания духов предков. У отходящих в стороны боковых отрогов, стояли обо в виде пирамидальной груды камней, с углублениями в виде чаши. Чогду вложил в них камешки и кочевал далее по тропе, огибая россыпи каменных рек, снежники и обрывы ущелий. Перед взором Чогду проплывали расположенные линейно друг за другом горные массивы, разделённые понижениями, образуя бирюзовую горную цепь. Составленные из разных камней обо, напоминали балбалы, стоящих один за другим по гребню хребта на небольших расстояниях. Чогду следовал за этими каменными изваяниями в форме человеческих фигур, как за ведущим в тумане к заветной цели.

      Уставший и обессиленный Чогду наконец приблизился к вершине почитаемой горы. Она представлялась кочевым охотникам посредником между небом и землей. Ровная площадка была хороша для наблюдения за небом и для взаимодействия с высшими духами. Из камней на вершине были выложены лучи керексур, символ Солнца. Каменные лучи показывали место восхода и захода солнца в дни равноденствий, и положения для высокой и низкой луны в окружении гор. Лучи из мелких камней показывали на почитаемые важные для кочевников перевалы и горные вершины Центральных Саян. Помогая охотникам ориентироваться во время длительного преследования оленей.

      Рядом с центром пересечения каменных лучей лежал главный алтарный камень. Алтарем являлся оленный камень. С нарисованным оленем с птичьими чертами, бегущий к восходящему Солнцу. Рисунок напоминал о силах Природы, и о могучих стихиях. Олень символизировал спокойствие, мужество, стойкость и неутомимости. И Чогду внутренне отождествлял себя частичкой Солнца и Земли. Оленный камень для Чогду был и знаком границ охотничьих угодий и пастбищ его древнего рода. На местности камень был ориентирован рисунком оленя в сторону его родового стойбища. Чогду считал его памятником небесному предку Солнечному оленю, давшему жизнь кочевым таежным оленеводам. Его сердце пело гимн оленю и солнцу. Чогду обошел три раза по часовой стрелке Оленный камень, представился Духу Неба, рассказал о цели своего путешествия, просил покровительство и изложил ему свою заветную просьбу. С почтением привязал матерчатую ленту белого цвета, демонстрируя чистоту своих помыслов и мыслей.

      Один день в последний летний месяц, снисходит с неба владыка духов на Священную гору. Бесконечно Синие Небо в вечности представляло здесь высшие сил Природы. Ему подчинялись все земные духи. Неожиданно на Чогду пошел моросящий дождь, а бескрайние горные долины, и небо соединились красотой радуги. Любуясь высшими знаками схождения, восхищенный и очарованный великодушием высших сил, замкнутый бродяга Чогду впервые улыбнулся. Он стоял или летел одновременно, жадно вдыхая чистый воздух, не ощущая время и пространство, как будто погруженный в светлый и благоприятный сон. Впервые он почувствовал себя небесной птицей. К нему медленно полетала фиолетовая ночь. Среди миллиардов звезд, ясно светили родные созвездия Большой и Малой Медведицы. Неподвижно над головой парила в бесконечной глубине, сияющая холодным светом Полярная звезда. Чогду проснулся и приготовился приносить ей жертву. Кочуя по местам поклонения духам, он вез с собою уголек Солнца из родового очага. Осторожно достал и бережно положил уголек на кострище Священного стойбища. Вместе с ним развел новый огонь. Уголек потрескивал, и искорки от костра мягко летели в небеса, доставляя благодарную жертву к звездам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий