пятница, 22 июня 2012 г.

Урлыг




На каменистом склоне в снега одетого гольца,
Дышится легко и свободно у начала ручья,
На стойбище рода Чогду, ягеля широкие поля,
Полярные колокольчики и золотится кашкара.
Холодный уголек в костре не превратился в пепел,
Теплые руки пахнут ягодой дикой черной смородины,
И олень с натертой от седла спиной одиноко кочует,
По реликтовым снегам выше Урлыга, косогором.

"Урлыг. Тофалария". (Торгоев Владимир, род Тырк-Хаш). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

Прирученный олененок

      Кочевые таежные оленеводы и охотники Тофаларии считают своего оленя очень чувствительным и крайне бережно с ним обращаются. На зимний промысел таежник Чогду отправился с последним быком и двумя Оленихами. Промышлял один день верхом, а другой день пешком, жалел и давал отдохнуть оленям. Легко и плавно ездил на олене без всякой спешки. Не бил нежное существо, чтобы заставить оленя бежать скорее, пугал голосом. Но случилось так, что бык упал с вьюком на льду, другой олень провалился под лед. Они были незаменимые помощники при охоте на зверей, водящимися в Саянах. С ними таежник кочевал по крутым горам, каменным россыпям и летом и на зимний промысел. Олень придавал таежнику подвижность в тайге и носил на своей спине. Без оленя таежник стал пеший таежник. С высокогорной тундры, осенью кочевал рядом с оставшейся последней Оленицей, в родовую тайгу.

      Сентябрьская перекочевка совпала с брачным оленьим гоном. В день осеннего равноденствия, навстречу Оленихе, из тайги вышел красивый самец, дикий Северный олень из редкой популяции лесного подвида. Опытным взглядом оленевода отличил дикого северного оленя и домашнего. Бык был более насторожен, пуглив, окраска его меха была однообразна, серовато-бурая, грива белая. Это грациозное, сильное животное вызывало восхищение у таежника. Длина тела дикого оленя была метра два, высота до полутора метров, вес тела составлял килограмм двести. Его движения сопровождались ревом и громким стуком рогов о кедры и несли, скорее мирный, ритуальный характер. Он бил копытами, ломал ветки, обдирал кору деревьев, вырывал траву, рыл землю, помечал свою территорию перед Оленихой и показывал, насколько он хорош и силен. Влечение дикого самца Северного оленя к Оленихе заставило забыть опасность и страх. Дикого оленя не испугала собака Алактай, не присутствие человека. Таежник остановился, отозвал Алактая назад. Развьючил Олениху, посыпал ей солью спину, снял узду и отпустил к дикарю. Таежник знал, что все остальное зависит от силы и храбрости самца. таежник с Алактаем осторожно отошли в сторону, спрятавшись за валежник, встали табором. Чогду пил соленый чай и мастерил Амулет Приручение Олененка, ласково рисуя новую линию жизни, а Алактай наблюдая и оценивая творчество, преданно лежал рядом.

      Дикий олень, галантно ухаживал за Оленихой, добиваясь ее симпатии, и как ураган подходил и покрывал домашнюю самку. Таежник считал нежелательным дикий приплод, непослушный получается олененок и трудно приручаемый. Но он помнил легенды стариков о приручении оленей, в которых говорилось о том, что домашний олень потомок дикого. Чогду не стал стрелять и ждал окончания брачных игр дикого и домашнего оленей. Во время игры самец ничего не ел, а когда все закончились, похудевший красавец избавился от своих красивых рогов сразу убежал в вершины Саян, оставив Олениху с таежником. Она ходила опьяненная, и таежник подвел ее к костру и заставил долго смотреть на огонь, дожидаясь, когда она придет в себя. Смена времени года заставляло Чогду перемещаться туда, где лучше Оленихе, где лучше условия питания. Зимой они промышляли пушнину и зверя, а весной нашли удобное, для отёла место. Его таежник выбирал заранее, где снег уже успел растаять. Это оказалась ровная площадка, где достаточно ягеля, в устье крупного ручья. Олениха питалась весной не только ягелем, но и молодой травой, карликовой берёзкой и ивой, жимолостью, мхом с деревьев, грызла сброшенные рога из-за нехватки минеральных солей. Кочевал с Оленихой таежник пораньше для того, чтобы она привыкла к пастбищу, и сделал для нее солонцы. Она паслась вольно, на стойбище появлялась, чтобы насытиться солью.

      Таежник на рога Оленихе привязывал оберегающую ленту. Беременность Оленихи продолжалась почти восемь месяцев. И в конце апреля таежник почувствовал, что Олениха начинает телиться, дату точно он не мог знать. Это завесило и от состояния погоды, от упитанности. Утром он обнаружил ее уход со стойбища в тайгу. Олениха не появилась на стойбище два дня, и таежник понял, ушла телиться. Отправился на ее поиски. Таежник хорошо знал местность, и точно угадал, где должна отелиться Олениха. Она выбирала возвышенное ровное место, под вековым крепким кедром на сухой осыпавшейся хвое. Осторожно подошел к Оленихе и определил, в каком состоянии Олененок, если он здоровый, крепкий и пасется с матерью, можно попытаться перегнать их к стойбищу. Но Олененок оказался слабенький, и таежник оставил их ещё на несколько дней, чтобы Олененок окреп. Он не стал переносить Олененка на стойбище. Если его перенести, то Олениха будет искать Олененка вокруг места отела. И Олененок без молока может погибнуть. И все делал так, чтобы Олениха с Олененком сами пришли на стойбище и не стали добычей хищников, ослабленные не погибли по пути, не потонули при переходе через большие ручьи, не зашли в курумы. После отела Олениха сбросила рога, и нуждалась в соли. Таежник посыпал малыша солью и остался ночевать рядом. Олененок не мог даже подняться и дотянуться до сосков, чтобы насытиться. Таежник начал помогать слабому новорожденному, бережно выхаживал его. Слабого Олененка регулярно посыпал солью, чтобы Оленица вылизывала его досуха, сухому малышу становилось теплее. После этого сразу начинал кормить, для этого придерживал Олениху, чтобы она не крутилась, и приподнимал Олененка к соскам. После рождения отпустил Олениху, не волнуясь, что далеко не уйдет. Таежник начал приручать Олененка. Старался чаще погладить, приласкать, поговорить с ним.

      - Ребеночек пятнистый, у тебя веснушки и бархатные рожки, в горной-тундре белым ягелем и багульником цветущей, - ласковые слова повторял вслух таежник.

      Рассказывал ему Тофаларские мифы и сказки, носил на руках, убаюкивал, как человеческого ребенка. Давал соль и сухие грибы, понимая, что только ласковым отношением можно сделать его ручным, а не диким. Играя с ним, аккуратно надевал на него мягкую уздечку. В ласковых и заботливых руках, Олененок начал подрастать, крепнуть и привыкать к таежнику. К концу второй недели жизни слабый олененок начал ходить за матерью, хотя на ногах еще плохо стоял и качался, но с каждым днем кости его крепли и он набирал в весе. Олененок активно бегал за Оленихой кормящей его молоком и за ласками заботливого таежника. На стойбище обязательно Олененок или Олениха находились на привязи. Если Олененок пасся, то Олениха была на привязи, и наоборот. Летом таежник, Олениха, Олененок и Алактай перекочевали на летнее стойбище в Белогорье, где с заснеженных вершин, дуют прохладные ветры, отгоняющие насекомых. Таежник старался не терять тропу и не перепутать с ведущей к скальным сбросам и осыпным препятствиям. При движении, Обо встречалась вдоль тропы и таежник положил в них камешки, как жертву духу горных вершин, чтобы снискать покровительство в путешествии. В однообразной тундре Обо являлись единственным ориентиром в пути. Таежник не спешил во время перекочевки, не давал уставать малышу, на трудных участках тропы, нес его на руках. Охраняя и защищая их от главных врагов: бродячих собак, волков и росомах, выбирающих для своей добычи слабых и выбившихся из сил. Хищники буквально шли по пятам за ними, подыскивая случай напасть на еще не окрепшего Олененочка. В высокогорной тундре в вершинах Саян, таежник днем и ночь охранял своих оленей. Олененок питался молоком матери. Олениха с удовольствием ела ягель. Под лучами летнего солнца обдуваемые ветрами, нещадно битые ураганными ледяными дождями, кочевали они по тундре рядом с куропатками. На золотисто -рододендровом участке горной тундры, свободном ото льда и снега, где цветы росли выше деревьев, где из камней были выложены лучи Керексур, таежник поставил чум. Рожки начинали пробиваться на голове малыша. В день летнего солнцестояния, танцуя от счастья таежник, украсил рожки оберегающими лентами цветной материи.

      В августе в горах очень хорошо. Среди ягеля и ползучей березки, на сплошном брусничном ковре появились красные макушки бесконечных россыпей грибов. В пойменных долинах рек с низкорослым березовым редколесьем, и сырых тенистых зарослях осины выросли подосиновики, желто-бурые подберезовики и сыроежки. Грибы лакомство для оленей и таежник не удерживая их в вершинах, перекочевал на осенние пастбища рододендровой тундры. Поедая сочную мясистую мякоть грибов, ягоду и карликовую березку, Олененок окреп. В день осеннего равноденствия к Оленихе и малышу вернулся с огромными ветвистыми рогами дикий папа Северный олень.

Комментариев нет:

Отправить комментарий