вторник, 5 июня 2012 г.

Орукунэр-Сайлыг


Беззвучная тишь над гольцом Орукунэр-Сайлыг,
Белизной вечных снегов играет горное солнце,
В красках заката золотится зубчатый хребет,
Подпирая жемчугом залитый небосвод бездонный.
Невозможно разлучить лазурные тундру и небо,
В зерцале душ вселенной ожидающих новые зори.

"Орукунэр-Сайлыг(Тропа покрытая галькой). Тофалария". (Кангараев Дмитрий, род Хаш). Портрет. Тофалары. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Лохматый призрак

      Угольки кочевого костерка истлели. Тоскуя по первозданному миру, таежник Чогду мерил время, нитью амулета, рассматривая одиночку луну, бродившую по небу. В мимолетности жизни скрывая свои чувства и обостряя зрение в надежде увидеть путь, оставленный предками кочевыми таежными оленеводами и охотниками. Он почувствовал стук в дверь своего сердца, за спиной таилась тень. Чогду повернулся. В ночной мгле блестели глаза Таежного духа, мерцая холодным красным цветом. Поражая воображение таежника , холодностью души бесстрашный бродяга росомаха «Чеъкпе» смотрел на таежника. Вечному кочевнику росомахе, не искалеченному цивилизацией, чужды переживания, страдания, страсть, жалость и любовь. Чогду всматривался в росомаху, как посланника между реальным миром и миром духов. Осознавая, что кочевой инстинкт ведет ее сердце быстрыми и хитрыми тропами.

      Росомахи не проявляла агрессии к Чогду и не приручалась. Внешне напоминая небольшого медвежонка с длинной темной шерстью, не покрывающейся инеем. В постоянных кочевках за хищными волками, росомаха собирала остатки их добычи, съедая все, вплоть до шкуры и костей. Уверенная в себе обжора, свирепо отбирала пищу у одинокого волка, но встретившись со стаей, вскакивала на дерево и ждала, когда волки уйдут, не проявляя малейшего беспокойства. На протяжении дня бродила по следу за лисицами и рысью, и, увидев, что они кого-то поймали, нагло отобрала добычу. По пути за хищниками, извлекала из капканов попавших туда пушных зверьков и приманку. Не попадая в хитрые, политые водой на морозе, с ледяной коркой капканы, запах которых не ощущают и осторожные звери. Чогду охотился с ружьем и собакой. Слепые самоловы не любил и лишнего с тайги не брал, запасов впрок не делал. Росомаха чувствовала, что рядом с таежником ей ничего не угрожает. Она воспринимала таежника, как доброго соседа, с которым, и встретиться приятно, и поиграть при случае можно. И таежнику нравилась её сила, выносливость и ум. Она учила его твердости, ясности, сообразительности, терпению, эмоциональному, физическому равновесию и духовному пониманию. Росомаха знаток в этой области, а ее навыки и поведение великий учитель. В отсутствие таежника часто залазила в чум, проверяя припасы, острыми когтями оставляла царапины на шестах и разгрызая оленьи шкуры. Таежник ворчал, но специально на росомаху не охотился.

      Алактай случайно обнаружив росомаху, загнал ее на дерево и облаил. Если он начинал преследовать росомаху в высокогорной тундре, зверек свернувшись в клубок, скатывался по косогору с большой скорость, не задевая острые выступы камней. Если догонял, то она выпускала сильно пахнущий запах, и Алактай отскакивал, теряя ее след. Иногда на время терял сознание или чутье. При повторной встрече Алактай остерегался росомаху, зачуяв ее приближение, сразу уходил в чум. Чогду понимал, что росомаха хороший санитар леса и у нее очень развито обоняние, и она почуяла больного оленя в его стаде. У оленя заболели копыта, ноги опухли, большие ноги делались. лежали олени и не могли ходить. Чогду мясо заболевших оленей копытной болезнью не ел и пытался лечить. Жалел оленя. Давал животному костную муку, ягель и орехи. Со слезами смотрел на него и только гладил; помочь не знал как. Олень долго хворал и не поправлялся. И хищник не прекращал преследовать выбранную больную жертву и кочевал за стадом оленей. На глаза росомахе попадалась легкая добыча, она на нее не нападала. Несколько дней без отдыха и пищи она скрытно трусила по следу оленей. С поразительным упорством ждала свое слабое или больное животное.

      Утром Чогду с оленями кочевали к зимним стойбищам. Передвигались по глубокому рыхлому снегу и по льду. Ослабленный олень кочевал с огромным трудом. Силы его были на пределе. Он беззащитно остановился в сугробе. Тут и появилась росомаха. Она напала сзади, прыгнув на спину оленю. Росомаха вонзила в него когти. Олень в шоке побежал. Спасения от росомахи не было. Сердце Чогду учащенно билось, но он воспринял эту охоту, как необходимую жертву духам. Смахнув накатившую слезу, покочевал к заснеженным перевалам.

      Росомаха, гнала оленя, пока он не упал. А, пока он бежал, перегрызла ему очень острыми зубами позвоночник. Сильные челюсти вцепившись в Северного оленя, не оставили ему никаких шансов. Наевшись до отвала, расчленила оленя на части и спрятала в разных местах. Большие куски зарыла в снег, маленькие куски втащила на ветви кедра. Отыскав укромное убежище, после обильной трапезы, она вырыла нору прямо на открытой местности и сворачивается клубочком легла спать. Снилось ей лето, ягода, рябчики и разоренные пчелиные гнезда. Во сне, вместе с медом она лакомилась личинками пчел и пыльцой. На следующий день наступил голод, и росомаха принялась с лёгкостью разгрызть припрятанное замороженное мясо оленя.

      Вороны быстро обнаружили свежее мясо больного Северного оленя добытого росомахой. По крику воронов стая охотившихся волков в сумерках осторожно приближалась по ветру, который дул со стороны росомахи и добычи. Росомаха необычайно отважно, пулей выскочила из убежища. Несмотря на малый рост и кажущуюся неповоротливость, свирепо обороняла добычу. Огромные острые когти и твердые как сталь зубы помогли росомахе остановить волков. В открытой местности силы были не равны. Нагнанная волками росомаха легла на спину и жестоко защищалась своими страшными когтями и зубами, не давая себя в обиду. Окруженная со всех сторон волками росомаха издала такое резкое зловоние, что матерые волки в ужасе отскочили в стороны, потеряв остроту чутья. С тяжелым, как в тумане взором, смотрели волки по сторонам, но медленно теряли ее из виду. Лохматый призрак тайги с огромного утеса, свернувшись в клубок, бросился вниз и очень быстро скрылся в кедровой чаще, где можно укрыться на деревьях.

      Таежный призрак росомаха оказалась умна, наблюдательна и хитра. Нападала всегда на слабых или больных оленей, которых росомаха преследовала до тех пор, пока они не упадут от усталости. Путешествующий по Центральным Саянам великий обманщик из мира горных духов, настоящий санитар, стадо делала здоровым, всегда освобождала его от больных, способных заразить здоровых Северных оленей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий