вторник, 5 июня 2012 г.

Дажан


Вновь холодный ветер дует вечностью,
По сине - седым склонам отрогов хребта,
Кочуя на летнее пастбище с оленями,
Кара-Чогду подвязывая ремешок ичигов,
Задумался, как высока красота и мощь,
В сплав металлов драгоценных соединенных,
Играя светом снега круч и возвышенных небес.

"Дажан. Тофалария". (Шипкеев Владимир, род Кара-Чогду). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Таежный Хан

      По первому снегу таежник Чогду с сибирской лайкой Чурегèш гнал соболя. В верховьях каменистого ручья он наткнулся на берлогу медведя. Внимательно осмотрел отверстие в звериное логово. Медведь крепко спал. Таежник повесил на берлоге Дух Амулет-помощник, ключ от охотничьей удачи, решив для себя, что скоро вернется, поспешил по следу соболя.

      Таежник приехал на Суглан и сдал добытых соболей и совершил очистительный обряд. Племя Черных Гусей имело свой огонь, который не смешивали с огнем других родов. Хранительницей очага и всех семейных святынь была старшая женщина. Таежник тщательно стряхнул с себя все неудачи над огнем костра. Остатки пищи бросил в огонь, как бы возвращая взятых у тайги зверей. К кедру привязал полоски ткани, совершил промысловый обряд, призывая счастье, удачу на будущей охоте. Во сне охотнику горной тайги привиделось, что он превратился в медведя, это предвосхищало хорошую добычу, и он покочевал к берлоге.

      Таежник промышлял только с оружием и собакой Чурегèш. В мыслях говорил о медведе иносказательно, стараясь не сказать о нем плохо. Медведь был некогда небесным существом, предком племени таежников, и поэтому хорошо понимал речь и мысли охотников. Не поднимая лишнего шума, чтобы не разбудить зверя раньше времени таежник подошел к берлоге. У берлоги снял Амулет-помощник и повесил его на себя.

      Таежник определил количество медведей и решил, что в берлоге спит один братишка. В момент пробуждения зверя таежник заклинал его, произнося священные слова удачи. Изготовившись к выстрелу, разбудил медведя громким криком и лаем собаки Чурегèш. Медведь, почуяв человека и собаку, высунул голову. Хан-Братишка выскочил из берлоги и бросился к таежнику. Чурегèш отвлек зверя на себя и дал таежнику время поразить медведя особыми патронами. В берлоге оказалась медведица с медвежатами, Таежник стрелял их по очереди, по мере того, как выскакивали вслед за медведицей ее медвежата. Наступила пауза. Но собака Чурегèш продолжала лаять на берлогу. Третий маленький медвежонок, застряв среди корней, не вышел из берлоги. Таежник загородил выход, оставив небольшую дыру и начинал нащупывать медвежонка жердью. Нащупав и заметив светящиеся глаза, выстрелил в этом направлении. Еще раз обошел берлогу, притрагиваясь к корням и веткам, мысленно извиняясь за добытую медвежью семью, голосом подражая звукам птиц. Убедившись в том, что зверь добыт, полез в берлогу, поздоровался с маленьким братишкой. Пожимая его лапу и поглаживая по голове, ласково произносил Хан- Братишку простить его за охоту. Ссылались на жизненные обстоятельства, выражал сожаление по поводу добычи семьи медведей и умолял простить их за допущенную ошибку. Таежник лишнего с тайги не когда не брал, не переставал выражать свое горе. Медвежьи головы и лапы с когтями, отделил от туловища сразу. Положил их с почестями на берлогу мордочками в сторону полярной звезды.

      - Хан-Братишки возвращайтесь к себе на гору, - приговаривал таежник.

      На это место таежник больше не будет подходить. Прося дать счастья роду Чогду и добывать добычу. Работая ножом, надрезал шкуру. Просовывая под нее руку, снимал ее, просил прошение и покровительства и защиты у духа медведя. Приговаривая, что снимет с Хан-Братишки шубу, но так, чтобы когти остались на лапах. Веря о возможности воскрешения зверя в последующей жизни. Шкуру черного медведя готовил на продажу, не используя в своей таежной жизни. Попрощавшись с духом медведя, тушу разделал по суставам, угощаясь кусочками сала, сырого сердца, не прикасаясь к печени. Таежник удивляло внешнее сходство туши зверя, освобожденной от шкуры, с телом человека. Таежник верил, что медведь раньше был предком небесного происхождения и покровительствовал ему. Хан-Братишку считал таежник родственником, но боялся его как хозяина тайги и за плохое отношение к тайге ждал мести, поэтому совершал умилостивительные обряды в честь хозяина тайги.

      Таежник привез добычу на Медвежий праздник своего рода. Он исполнил специальный охотничий танец, подражая движениям медведя, движениями рассказал о прошедшей охоте, как привлекал удачу. В медвежьих играх изображал медведя, показывая силу преимущественно на своих зубах. Таежник брал зубами присутствующих членов рода и все покорялись ему. Хранительница очага к полночи мясо сварила и род таежника, устроил пиршество. Все кушали мясо досыта. Мужчины отрезали мясо сердца, а женщины части туши. После поедания мяса, с почестями предали земле кости медведя. Веря в размножение и плодовитость их потомства. Опасность охоты на медведя проверяла личные качества таежника. Хозяин тайги не прощает ненасытных охотников и при помощи медведя наказывает их. И даже удачливый охотник, способный превращаться в медведя, из-за жестокости и жадности навсегда может остаться в зверином обличье. Этот медведь, может женится, только на заблудившейся в лесу, и нашедшей пристанище в берлоге женщине. И потомство их, не придет на стойбище к людям, в род своей матери, а станет охотниками бродягами.

      Таежника мучила совесть, она грызла его сердце как таежный зверек и утром он направился к молодому кедру, ствол которого был оцарапан когтями медведем. Он почитал освященные медведями деревья. Привязал к кедру лоскуты материи, кусочки шкуры медвежат и Дух Амулет-помощник Таежный Хан. Со слезами на глазах, поедая кусочки шкуры медвежат, таежник принес обязывающую и страшную клятву, что лишнего с тайги больше не возьмет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий