понедельник, 4 июня 2012 г.

Тас-Даг






Сиянием льдов мечту напоминая,
Среди протоптанных оленями троп,
Засыпанных вечным снегом вершин,
Тундра изумляешь и завораживаешь,
Ты счастливая жизнь для оленей,
И надежда на лучшие дни впереди,
На фоне расцветающей горной зари.

"Тас-Даг(Голая гора). Тофалария". (Баканаев Алексей, род Кара-Чогду). Тофалары. Портрет. Живопись. Холст. Масло. 80-80 см.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Межзвёздное счастье

      Освящает по тропам далекий маршрут перевал Тулэгтаг-Даба, и бурлящий Зун-Обо-Гол, одетый в кедровые леса, голец Мунку-Сасан снегами подпирает небеса, по Тиссе, каждый шаг тяжелый труд, у прозрачных озер Сайлаг-Дабана кружится голова от величия гор. После долгих кочевых странствий по дальним странам, таежник Чогду стоял на Перекрестке Миров. Тропа проходила по перевалу Хурэгтын-Дабан на перепутье Таргэтэйи, далее в Холба и Додо-Ишхэ, пересекалась с другими тропинками Хойто-Ока, к ней примыкали озера и разветвления на разном уровне, она с воображаемыми трудностями огибала горы и соединялась с удаленными звездами. Таежник ясно не знал, зачем привела его тропа в этот место и в чем смысл его существования, но его мучила мечта о Мирах бесконечной радости. Он верил в свой звездный час, и что жизнь его засияет в ночи забвения, поменяются миры, и он вернется к простой и понятной счастливой жизни. Развилка меняла его мышление и тянула к родному чуму на стойбище под бездонным небом, по минувшему, утраченному. Межзвёздному Счастью. Он осознал, световое загрязнение движет все человечество в кромешный мрак. Люди перестали видеть звезды на небе. Включая искусственный свет больших городов, они делали себя не зрячим. Всеми овладело ложное чувство превосходства, и все выбирали материальные интересы и быстро забыли свои обязанности, перед первозданной природой.

      Таежник мечтал о связи земли и неба, о возвращении в первозданный рай. Он представлял, какие прекрасные звезды, солнце и луна, будут помогать ему в вечной блаженной жизни в гармонии с Мирозданием, и нетронутой временем, болезнями, страданиями, ссорами. Он перекочевывал Сады-Дабан по рисунку далеких хребтов узоров, далее по Утхуму мимо островков далеких легенд и стихов, гору Хан-Бургут в солнце, и снеге. Таежник смотрел в высоту горы Алхадыр, рядом с ней все развилки на тропах, вели в Тофаларию. У Священной развилки остановился, в воображении таежник кочевал в первоначальный Райский Мир, существовавший до нынешнего времени. Когда его дом был Земля и Небо, где таежник и его астральное племя Черных Гусей вел беззаботное райское существование, принесенный звездообразной кометой посланной Всевышним. Он подобно родоначальнику, предку Черному Гусу принимал различные формы в виде животных, летал по Звездным тропам, в мир духов Млечного пути. Но вел себя и мыслил как человек и как Небесная птица. Это был для таежника период счастья, где легко ловились звери, где обильны воды рыбой, а луга ягодой. Жизнь текла без запретов и обманов. Не было ни добра, ни зла, ни законов, вечная блаженная жизни без времени. Таежник был счастлив настолько, насколько мог осознать счастье. Помогали вершины гольцов не терять тропу, сглаживали неровности, разгоняя наплывшие облака, туманны перевалов. Белок Алхадыр, вновь показался в дали, светлой мечтой гора засияла снегами и солнце стало теплей и ярче цвели цветы. В движении сердца, суть племени Черных Гусей, и таежник себя, побеждая, вновь старался себя обрести. Кочуя в настоящем времени, таежник увидел общую картину мира и собственной жизни. Он стал смертным и вынужден ежедневно трудиться, чтобы прокормить себя и свое племя, занимался охотой и кочевым таежным оленеводством. Он ощутил себя единой частью с природой, где все существа его родные братья, и он относился к ним как равным. Не потерял способность, общается со всеми. Он разговаривал со скалами, водой, птицами, зверями, ветром, хвоей, облаками. Для него они все живые.

      Но всматриваясь в небо, удивлялся высшему порядку и хаосу на земле. Мечтал, если принести порядок с неба на землю, можно освоить небо заново. Горы, равно как и чум, представлял себе, как Вселенную, а сам таежник находился в центре Мира. В модель своего жилища, обозначенное место небесами, чертил положения созвездий вращающихся вокруг его стойбища. Чум ставил выходом на восход, и солнце ударяло ему в лицо, выходя из за гор на восходе. Таежник стремился сердцем в космос. Порядок небесный и земной означал для него связь между ними. Но небо оставалось сотворенной загадкой. Таежник видел небо, но не кочевать и прикасался к Звездным тропам. Многое зависело от неба, смены суток, сезонов, и он мог рисовать спирали пронзенные солнечным лучом на амулете Межзвёздное счастье. Чертить циклы луны и солнца, зимнее, летнее солнцестояние и отметил полярную звезду. На амулете, рисунком тропил тропу по Перекресткам миров. Стремился сам создать себя в этом бесконечном мире и как главное богатство копить в амулете лучшие воспоминания. Но не мог кочевать вовремя рождения детей. Вел себя так, как будто он уже такой, каким хотел бы быть в астральном мире. Учился сначала давать природе, а потом получать с тайги, внимательно взвешивая чувства. Постоянно оставались дела, которые не успевал сделать, выполнить, закончить, возникали трудности и проблемы. Жизнь постоянно менялась. Если он достигал жизни, где нет проблем и переживаний, то тропа останавливалась. Таежник строил свое астральное счастье на постоянных вещах, на желаниях, которые не меняет время, искал счастье в проживании самой жизни и поиске. Но когда искал небеса в себе, уходило беспокойство, где найти счастье.

      По хребту Хан-Бургут стояли каменные сооружения, ориентированные по сторонам света и указывали ему тропу, в направлении созвездия млечного пути. Таежнику возвращалась связь с будущим. Вдыхая воздух полной грудью, оленьим шагом тропу измеряя, туманов капли руками обнимая, к вершине шел по каменистой тундре. Бежал ручьем пот по коже, тропил таежник тропу давно не хоженую. Кочуя в окончательный Мир по Звездным тропам Межзвёздного Рая, таежник в воображении ощущал, состояние абсолютного астрального совершенства и блаженства. Полюбил и принял сердцем всю Вселенную. Светящееся звёздное пространство океаном повисло над головой и под ногами, он окунулся в белый мрак звездной облачности, а потом в тёмные сумерки ночи. Звёздными тропами кочуя, бесконечно уходя в небеса, покрытые Звёздными кучами усеянные скоплениями созвездий и мерцающие звёздные туманы на темно синем небосводе. Перед ним чередовались великолепные картины. Попасть на Звездные тропы оказалось очень просто, со Звездных троп очень трудно было вернуться на Землю. В окончательном рае таежник, вновь переживал драму начала Мира, вспоминал связь с ранними этапами жизни, пересматривал моральные идеалы и ценности прошлого. Казалось, астральные цели достигнуты, и теперь он мог отдыхать и расслабиться с легкостью. Но каждый новый день был началом новой жизни. Он перестал искать счастье, оно лилось изнутри таежника. Он стал желать счастья другим, и каждая его мысль обязательно воплощалась в реальность.

      - Очарованным сердцем я спокоен. На небе, как первую звезду, искал я счастье, а лучше его дарить, - думал таежник.

      А на гольцах царила тишина, пирамидами высятся снежники, в солнечный полдень синего неба. В тени белков выбирая тропу, племя Черных гусей шагает с оленями, и нет конца тропе, и каждый шаг прошедшие мечты, а каждый вздох движение судьбы, тропою тишины в объятьях Саянской красоты. В день своего звездообразного возрождения, таежник сделал шаг с Межзвездной развилки и покочевал, ориентируясь Звездами, Лучезарной Луной и Пламенеющим Солнцем, по звездному пути, через тысячу небес и миров в загадочную обитель Вселенского счастья. В свою первоначальную цельность, не знающую сознания, различения и познания добра и зла. Таежник Чогду осознал радость вместе с бескрайней Вселенной, в которой вечно кочует Земля, планета перекресток большого Межзвёздного счастья.

Комментариев нет:

Отправить комментарий